Приручи своих Драконов — 9: Дракон упрямства

Глава девятая. Дракон упрямства

Положительный полюс — решительность. Отрицательный полюс — глупое упрямство.

Внешние проявления.

Твердый; непреклонный; стоящий на своем наперекор всему любящий противоречить; не поддающийся переубеждению; отличающийся отсутствием способности к сотрудничеству; непробиваемый; тупоголовый.

Внутренние проявления.

Настойчивый; волевой: непреклонный; неумолимый; неуступчивый; несговорчивый; назойливый.

Примеры ситуаций и условий, инерционных по своей природе или способствующих развитию дракона упрямства.

Все культуры; все общества; все правительства; все военные; все ортодоксальные религии; политика использования силы; политическое господство; диктаторство; притеснение: быстрые перемены; склонные к доминированию, неусыпному контролю и/или нетерпеливости родители; споры; принуждение; оказание сопротивления; полиция; законы: пытки.

Внешние характеристики и манера преподнесения.

Дракон упрямства порождает напряжение в различных частях тела человека. В лицевой части это напряжение сосредоточено на нижней челюсти и подбородке, ниже линии уха. Со временем это напряжение способно оказывать давление на внутреннее ухо, сокращая слуховое восприятие человека. Напряжение в нижней челюсти создает напряжение в области таза и почечной лоханке, поскольку между ними существует прямая анатомическая связь. Это давление проявляется в сокращении подвижности почки. Болезненное напряжение способно концентрироваться также в нижних мускулах спины, что ведет к их закрепощению со всеми вытекающими отсюда проблемами. Напряжение в ступнях ног и голенях является результатом характерной манеры человека держаться, при которой он словно врастает пятками в землю.

Внешние характеристики упрямства могут варьироваться в довольно широких пределах. Если степень упрямства невысока или хорошо маскируется, оно способно не иметь ярко выраженных внешних проявлений. В большинстве случаев упрямство отражено в линии подбородка и характерной общей массивности тела. Поскольку упрямство снижает гибкость тела, люди упрямые могут казаться неуклюжими, одеревеневшими и двигаться, словно солдаты на военном параде. Они имеют привычку скрещивать руки на груди, говоря всем своим видом: «Здесь тебе не пройти».

Чтобы прочувствовать физические проявления упрямства, крепко стисните челюсти, напрягите ягодицы, выпрямите колени, ступни ног слегка разверните вовнутрь, руки скрестите на груди и сквозь плотно сжатые зубы процедите: «Ты меня не заставишь» или просто «нет».

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Развитие дракона упрямства

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,Страх перед внезапными переменами.

Почвой, на которой пускает корни упрямство, служит тот факт, что ребенок до семилетнего возраста остается не подготовленным к внезапным переменам в его планах. Склонные к доминированию родители или воспитатели, стремящиеся занимать в своей семье главенствующее положение, в спешке зачастую не осознают той важности, которую имеют для маленького ребенка грядущие перемены. Ребенка, к примеру, могут не предупредить о том, что на выходные он останется в доме своих родственников. Для взрослых это дело может быть обычного порядка, не требующее какой-либо подготовки. Для ребенка же это — целое событие, большое и, возможно, пугающее. Дом родственников может казаться ему местом совершенно чужим, в котором все знакомое — как, например, кухня или ванная комната — находится не там, где он привык. Не способный в своем возрасте к абстрактному мышлению, ребенок не имеет возможности заранее подготовиться к этим неожиданным переменам в окружающей обстановке, не видя к тому же рядом знакомых лиц своих родителей. В мгновение ока ребенок оказывается у дверей дома своих родственников, провожая изумленным взглядом второпях махнувших ему на прощание рукой родителей, уезжающих на вечеринку с друзьями.

Поначалу ребенок ошеломлен и подавлен; он совершенно не готов к таким переменам, пусть даже его родственники — замечательные, любящие его люди. Ребенок не только глубоко переживает внезапную потерю того, что ему близко и дорого, не только ощущает допущенное по отношению к нему предательство, но и учится негативному восприятию любого рода перемен, поскольку они ассоциируются у него с чувством внутренней боли. Мало-помалу опыт подобных событий накапливается, и в душе ребенка развивается неприятие, формируя в его сознании реакцию сопротивления любого рода переменам. Его тело накапливает напряжение в группах мышц в районе нижней челюсти, спины, таза и ступней ног. Эти мускулы словно говорят ему: «Нет, здесь тебе не пройти. Останься там, где находишься». Это напоминает манеру поведения груженого поклажей осла, словно вросшего ногами в землю в ответ на попытки погонщика сдвинуть его с места. Постепенно напряжение группы мышц становится для организма привычным; он постоянно пребывает в состоянии оказания сопротивления. Это напряжение и подготавливает почву для развития дракона упрямства.

Позднее, в более зрелом возрасте, такие люди — теперь уже прочно удерживаемые драконом упрямства — могут вслух не говорить «нет» грядущим переменам, но сам их организм оказывает активное сопротивление любым изменениям в жизни. Челюсти у них сжимаются, как тиски, тазобедренные суставы каменеют, спина аккумулирует напряжение, а ноги словно врастают в землю, сопротивляясь любому движению вперед. Руки у них замком смыкаются на груди, и человек стоит как памятник — несгибаемый, непоколебимый. Они на каждое предложение отвечают «нет», выигрывая себе хоть немного времени на размышление и адаптацию. Только когда они полностью привыкли к новым идеям и обстоятельствам, они наконец способны сказать им «да».

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,Эксплуатация.

Вторым источником зарождения в ребенке упрямства служит эксплуатация его воспитателями, родителями или учителями. Ребенок может обладать доставляющими ему удовольствие талантами, проявляющимися в игре на музыкальном инструменте, рисовании или катании на коньках. Родители или воспитатели замечают эти способности ребенка и решают, что их необходимо развивать. Они берут под контроль удовольствие ребенка и превращают его в работу, требуя от малыша бесконечных часов упражнений и тренировок. Ребенку приходится участвовать в соревнованиях и стараться одерживать в них победу, чтобы удовлетворить желаниям взрослых. Родители и тренеры могут прийти к соглашению, что следует ограничить обычные развлечения ребенка, такие, например, как игра со сверстниками, если на выступлениях он не показал достаточно высоких результатов. В процессе подобной «воспитательной» работы удовольствие, прежде испытываемое ребенком от своих способностей, утрачивается. У ребенка начинает проявляться внутренний протест, а глубоко в сознании рождается решение: «Никогда больше не позволяй взять им над собой верх. Ни в чем не уступай им ни на дюйм. Никому ничего не уступай». Так подготавливаются условия для проявления упрямства и противодействия во всех ситуациях, якобы угрожающих автономии ребенка.

Пагубные последствия такой эксплуатации могут заключаться и в том, что ребенок способен навсегда отказаться от своих врожденных талантов или препятствовать их проявлению, чтобы избежать контроля над собой и дальнейшей эксплуатации. Дракон упрямства одерживает победу, уничтожая самого человека, а не его проблемы.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,Родительский контроль.

Третьим источником развития дракона упрямства служит жесткий контроль родителей или воспитателей. Родительское воспитание нередко основывается на политике тяжелого кулака и лишения своего ребенка права выбора. «Делай так, как я сказал. И не оправдывайся», — слышит ребенок снова и снова. Он вынужден сидеть за столом, пока все семейство не управится с картофельным пюре или овсянкой. Он вынужден все делать по жесткому расписанию и отправляться в туалет, независимо от того, готов он к этому или нет. Ребенок лишен права выбора, права голоса — всего, что могло бы помочь формированию его личности и приобретения жизненных навыков и умения.

Подобная политика приводит к формированию во многих отношениях несостоятельной личности. Подрастая, ребенок стремится проверить свои способности в окружающем мире. Он хочет обладать собственным правом выбора. К примеру, он хочет иметь свободу выбора между шоколадом или ванильным мороженым. Позднее в жизни он станет перед более сложным выбором, несущим с собой и больший груз ответственности. Ребенок инстинктивно понимает, что обладание правом выбора имеет чрезвычайно важное значение для развития его личности. Когда в элементарном выборе ему отказывается, ребенок оказывает сопротивление покушению на свою личность и волеизъявление.

Здесь-то и торопится показать себя дракон упрямства. Как и в случаях с неподготовленностью к переменам, ребенок развивает в себе напряжение определенных групп мускулов. Если от явного выражения протеста его и удерживают гневные окрики родителей, их угрожающий пристальный взгляд или обещание самых жестких последствий ослушания, ребенок может ответить молчанием, но он говорит «нет» каждой клеточкой своего тела. Все в нем словно кричит: «Нет, ты не сможешь меня заставить! Я этого не буду делать!» В конечном итоге таким молчаливым сопротивлением ребенок одерживает победу. Он учится осознавать, что молчаливое неповиновение — очень действенное средство против бычьей напористости его противника. Он познает ценность стратегии пассивного сопротивления. Дракон упрямства побеждает.

Во взрослом возрасте открытое неповиновение, называемое «упрямством», становится составной частью личности человека. К тому времени, когда ребенок вырастает, он уже прочно сформировывает в себе недоверие к любого рода авторитетам. Он отвечает открытым бунтом на чью-либо попытку указать ему, что делать.

Упрямый взрослый человек внешне может казаться спокойным и расслабленным, но стоит ему лишь столкнуться с необходимостью резких перемен или давлением на него со стороны чьего-либо авторитета, как дракон туг же показывает зубы. Ответ авторитету или тому, кого человек упрямый считает выступающим в роли авторитета, как правило, дается неподходящий, не соответствующий данной ситуации, что может послужить основой для конфликта или привести к весьма нежелательным последствиям.

В приводимом ниже примере Джон разговаривает со своей женой Кэтти о том, чтобы она поступила в колледж:

  • Джон. Ты знаешь, дорогая, тебе бы лучше закончить колледж и получить диплом. Тогда тебе гораздо проще было бы устроиться на работу, которая тебе так нравится.
  • Кэти (натянутым голосом). Мне это совершенно безразлично.
  • Джон. Почему? Ты ведь знаешь — диплом вещь нужная.
  • Кэти (раздражаясь). Оставь меня в покое. Я никуда не пойду, и тебе не удастся меня заставить.
  • Джон. Я вовсе не стараюсь тебя заставлять. Я просто тебе предлагаю и пытаюсь понять, почему ты не хочешь. Тебе бы это очень помогло.
  • Кэти (переходя на крик и хлопая дверью). Я не пойду, не пойду, не пойду!

Джон не осознавал себя авторитетом по отношению к Кэти, но она воспринимала его именно так. На нее оказывал воздействие дракон упрямства, и она восставала против прежних ситуаций, в которых ее лишали выбора и говорили, что ей следует сделать. На каждое предложение она отвечала враждебным неприятием. Она видела в Джоне прежних диктаторов, оказывавших на нее давление, и результаты подобного отношения не могли не выливаться в конфликты, разрушающие семью.

За раздражением, выказываемым Кэти, на самом деле скрывался страх. Она опасалась, что у нее отнимут ее свободу. Она боялась лишиться права выбора и оказаться вынужденной делать то, чего ей, может быть, делать не хотелось. В действительности Кэти, несмотря на свое хорошее развитие, оставила колледж по той же самой причине. Она боялась, что профессора будут указывать ей, что делать, и она, таким образом, превратится в маленькое колесико огромной машины учебного заведения. Кроме того, она опасалась, что кто-нибудь поставит ее перед необходимостью быстрых перемен, к которым она может оказаться неготовой. В свое время поступление в колледж было ее собственной идеей, однако ее позиция в отношении к себе самой была настолько твердой, а дух противоречия настолько сильным, что даже поступление в колледж оказалось для нее невозможным. Подобная манера поведения быстро сокращала границы окружающего ее мира.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Рассказ о Томасе: история развития упрямства

Томаса воспитывали родители, обладающие совершенно разным складом характера. Его не терпящий возражений отец придерживался по отношению к детям политики тяжелого кулака. Родом он был из старого уклада деревни и считал, что детей должно быть не видно и не слышно (дракон высокомерия). Детям всегда указывали, что делать, а что — нет, не оставляя за ними никакого права выбора, поскольку отец полагал, что детей следует приучать к полному повиновению. Мать Томаса была женщиной чрезвычайно активной и нетерпеливой (дракон нетерпеливости), беспрекословно подчинявшейся мужу и неизменно спешащей выполнить очередное его указание.

С детских лет Томас никогда не знал, что произойдет в самое ближайшее время. Его не считали нужным ставить в известность. Его не предупреждали о том, когда и где его оставят на попечении старшей сестры, или о том, что обед на сегодня переносится на другое время. С самого раннего возраста Томаса не оставляло ощущение тревоги и смутного беспокойства, проявлявшихся в том, что он все время тянул в рот руки или дергал себя за волосы — привычки, неизменно вызывавшие у его отца приступы ярости иди глухое раздражение. Томас созрел для принятия в свое сердце дракона упрямства.

Манера поведения отца с раннего детства не рождала в Томасе теплого к нему отношения, и чем старше он становился, тем конфликт между ними разгорался все сильнее. К тому времени, когда Томасу исполнилось два года — то есть когда он вошел в самый трудный возраст, связанный с развитием ребенком своей самостоятельности и автономии, — отец объявил настоящую войну любым его проявлениям своеволия. Томаса не отпускали из-за стола, пока он не съедал все, что лежало у него на тарелке; за малейшую провинность надолго запирали в его комнате и лишали всех привилегий, когда он в точности не исполнял все, что ему говорилось. Когда Томас стал старше, его война с отцом перенеслась на получаемые им отметки и на его выбор друзей. Отец Томаса — ставший одним из профсоюзных лидеров — занял по отношению к нему бескомпромиссную позицию, придерживаясь политики, что ни о каких переговорах с сыном и речи быть не может. Когда Томас приносил из школы посредственные оценки, ему запрещалось видеться с друзьями, пока оценка не будет улучшена. Хотя Томас, как все дети, пытался упросить мать вступиться за него, она ничем не могла помочь сыну, поскольку находилась в полном подчинении у мужа и неспособна была в чем-то ему противоречить. Она лишь пыталась убедить Томаса, что только дисциплиной он может добиться от отца проявлений любви.

Хотя Томас вообще рос крепким, как каждый нормальный здоровый ребенок, отдельные группы мускулов, и прежде всего челюстные и в области спины, у него были особенно развиты и казались вылитыми из стали. У него появилась привычка скрипеть по ночам зубами, так что по утрам у него нередко болели челюсти и он вынужден был посещать дантиста, чтобы проверить, не повреждена ли у него на зубах эмаль. Дракон прочно укоренился в глубине его души.

На уроках физкультуры Томас показал себя отличным футболистом и нередко удостаивался искренних похвал тренера за свои действия на поле. Однако он отличался непокорным, упрямым характером, и в старших классах его выгнали из команды за отказ следовать указаниям тренера. Его отношения с одноклассниками отличались нестабильностью и зачастую резко обрывались, особенно когда Томас внезапно, без видимой причины, раздражался, замыкался в себе и отказывался от разговора о том, что его беспокоит.

Томасу удалось избежать призыва на военную службу, и он успешно окончил колледж, хотя ему пришлось выдержать настоящую битву с отцом в защиту своего выбора. Он был уже в том возрасте, когда мог позволить себе не во всем следовать указаниям отца. Поэтому, вместо того чтобы специализироваться на медицине, как настаивал отец, Томас выбрал геологию и, окончив колледж, поступил на работу в одну из нефтедобывающих компаний, что требовало от него частых командировок. Связанные с работой резкие перемены вызывали у него страх и вспышки упрямства, а после одной из серьезных ссор с директором конторы его выгнали с работы. Какое-то время Томас переходил с одного места на другое, но каждый раз дело заканчивалось ссорой с начальством. Томас приобрел репутацию человека, с которым тяжело сработаться и который восстает против любого авторитета. Дракон упрямства окончательно взял Томаса под свою опеку.

Томас прошел через целую серию отношений с женщинами, неизменно обрывавшихся в результате его длительных нотаций и упреков в том, что все женщины слишком любят всем распоряжаться и всегда пытаются указывать, как ему жить. В конце концов он нашел себе во всем подчиняющуюся ему женщину, очень похожую на его мать. У них родилось двое детей, и Томас — что совершенно не удивительно — занял по отношению к ним такую же позицию, как в свое время его отец. Он стал очень похож на своего отца, особенно в том, чему в детстве пытался противостоять любой ценой.

Когда ему исполнилось тридцать, Томас получил серьезное ранение в результате падения с крыши дома, являвшегося следствием его отказа воспользоваться страховочным тросом. В течение долгого времени он в полной неподвижности пролежал в больнице, а затем прошел курс специального массажа и физиотерапии. За время своего длительного выздоровления Томас как никогда близко ознакомился со своим телом. Он открыл для себя, что мускульное напряжение серьезно ухудшало его состояние, а его тенденция оказывать сопротивление действиям терапевта только причиняла ему мучительную боль. Ему пришлось настойчиво бороться со своей привычной манерой поведения, не только затруднявшей излечение, но и усиливающей испытываемую им боль.

Томас начал заставлять себя отказываться от привычного противодействия окружающим. Теперь, когда физиотерапевт работал над его скованными напряжением мускулами, он стал ощущать, что мышцы постепенно расслабляются. Ответив на требования своего измученного тела, Томас как-то даже почувствовал, что на глаза ему наворачиваются слезы. Рыдая, он вспоминал о своем бунтарском, непокорном отношении к отцу и страх перед возможностью неожиданных перемен, который все это время держал его тело в таком напряжении. Впервые Томас заставил дракона пойти на попятную.

Этот период послужил поворотным моментом в жизни Томаса. Он подтолкнул его к решению избавиться от тирании упрямства. Позволив напряжению оставить свое тело, Томас открыл для себя свою истинную сущность. Он уже не был точной копией своего отца. Он начал всячески разрабатывать закостеневшие мышцы тела и такую же гибкость, но уже эмоциональную, проявлял в отношениях с окружающими. Он открыл для себя искусство идти на компромисс. Долгие месяцы выздоровления и беседы с физиотерапевтом оказали на него глубокое воздействие. Теперь он считал происшедший с ним инцидент не несчастным случаем, не сценой из ночного кошмара, а спасительным моментом в своей жизни.

Вместе с этим пониманием пришли и перемены в его взаимоотношениях с женой и детьми. Когда Томас смог сбросить с себя сковывающее его напряжение и расслабиться, его жена, Венди, получила наконец возможность обрести в себе уверенность, а его дети пришли в искреннее восхищение своим новым отцом — теплым, добрым, уступчивым человеком, каким он и оставался все это время под броней надетого на себя панциря.

Томас нанес дракону упрямства сокрушительный удар, однако временами он все еще продолжал ощущать на себе его воздействие, проявлявшееся в стрессогенные моменты, связанные с резкими переменами и наделенными командными полномочиями людьми. Если полицейский делал ему замечание или выписывал штраф, он чувствовал, как мышцы его спины напрягаются, деревенеют, и ему приходилось прилагать немалые усилия, чтобы заставить их расслабиться. Но самое страшное уже осталось позади. Перед Томасом открылась широкая дорога полноценной жизни.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Семь ступеней развития дракона упрямства

  • Первая ступень:ребенок сталкивается с внезапными переменами без соответствующей подготовки к ним или предупреждения.
  • Вторая ступень:ребенку не позволяют делать самостоятельный выбор.
  • Третья ступень:ребенок исключается из процесса принятия его семьей решения.
  • Четвертая ступень:у ребенка растут негодование и страх перед потерей своей целостности.
  • Пятая ступень:ребенок учится оказывать сопротивление любым формам внешнего контроля.
  • Шестая ступень:ребенок утрачивает способность проводить различие между принуждением и предложением.
  • Седьмая ступень:в старшем возрасте ребенок замыкается на внутренней борьбе и учится оказывать сопротивление самому себе.

Первая ступень: ребенок сталкивается с внезапными переменами без соответствующей подготовки к ним или предупреждения.

Родители или воспитатели зачастую оставляют без внимания ту важность, которую имеют для ребенка предстоящие перемены и его потребность соответствующим образом к ним подготовиться. Иногда родители берут себе за правило не ставить ребенка в известность насчет своих планов на будущее, чтобы заранее не выбивать его из привычной колеи. К примеру, родители знают, что, сообщив ребенку о планируемой на выходные поездке за город, они тем самым вызовут его ненужное волнение, суету и приставание с бесчисленными вопросами. Чтобы всего этого избежать, родители выжидают до последней минуты и подхватывают ребенка под мышки уже перед самым выходом из дому. Возможно, такая тактика и помогает избежать лишних неприятных сцен, но в действительности оказывает ребенку плохую услугу. Никто не говорит, что воспитание детей — дело простое, но эти уловки, позволяющие избежать сиюминутного раздражения, подготавливают рождение гораздо больших проблем в будущем.

Нет необходимости ставить ребенка в известность за несколько недель до намеченного события: на такой долгий срок ребенок не способен заглянуть в будущее. Но сообщить ему о ваших планах на ближайший день-другой — и возможно, и желательно.

Иногда ребенок оказывается застигнутым врасплох каким-либо критическим для его семьи событием, и о нем забывают в связи с самой природой момента. Если с кем-то из родителей или старших братьев и сестер произошел несчастный случай и их торопятся отвезти в больницу, родственники могут не уделить ребенку достаточного внимания, не полностью поставить его в известность о происшедшем или, стремясь пощадить его психику, постараются сказать ему неправду. Это неудачная политика, и в течение длительного времени она просто не срабатывает. Ребенок не глуп, он подсознательно чувствует, когда что-то идет не так как надо. Ему непременно следует сказать о том, что происходит. За отсутствием фактов фантазия ребенка предлагает ему самые различные и, как правило, мрачные варианты случившегося, пока он пытается из обрывочных данных составить общую картину происходящего. При этом зачастую ребенок приходит к совершенно ошибочному заключению, будто он сам или его плохое поведение послужило причиной несчастного случая. Объяснения с ребенком могут снять с него чувство вины. Когда ребенок знает, чего ему ожидать, он учится доверять предстоящим переменам и начинает понимать, что жизнь сплошь и рядом состоит из неожиданных перемен, к которым он без труда может приспособиться.

Вывод и принятое решение:«Перемены несут с собой опасность и угрозу моей жизни. Я должен оказывать им сопротивление».

Вторая ступень: ребенку не позволяется делать самостоятельный выбор.

Ребенку в одностороннем порядке преподносится, что именно он должен делать. Однако с первых же дней в ребенке развивается осознание права личного выбора.

Этот выбор начинается с самых мелких вещей, таких, как брать или не брать ему ту или иную игрушку. Постепенно границы лежащего перед ним выбора существенно расширяются: выходить ли на улицу или не выходить, оказывать ли противодействие какому-то члену семьи и кому именно.

В ребенке развивается чувство целостности собственного тела. Он хочет сам выбирать, какую пищу вложить в свое тело и где его потрогать. «Это мое тело, — говорит ребенок, — и я должен иметь возможность делать с ним все, что захочу». Если родители говорят: «Ты должен съесть все, что у тебя на тарелке» или «Я не хочу больше видеть, что ты себя здесь трогаешь», — чувство личной целостности у ребенка подавляется. Когда ребенку предоставляется выбор, к примеру: «Ты можешь съесть немного пюре или горохового супа», — он, по крайней мере, знает, что у него есть власть принять какое-то решение. Конечно, ребенка следует научить, что почесывание гениталий за обеденным столом не соответствует нормам общественного приличия. Однако это оставляет за ребенком право выбора притрагиваться к себе в частном порядке. В конце концов, это их собственное тело.

Вывод и принятое решение:«Эти, которым предоставлено право командовать, воруют мою власть над собственным телом. Мне не позволяют даже владеть самим собой. Командование, авторитеты и начальство — это плохо».

Третья ступень: ребенок исключается из процесса принятия его семьей решений.

Развивающему в себе упрямство ребенку не предоставляется права слова в принятии решений, касающихся всей его семьи. Ожидается, что он будет послушно следовать принятому семьей решению. Чувства ребенка при этом в расчет не принимаются. Таким образом, ребенок подвергается эксплуатации, поскольку его собственное решение не является частью сделанного семьей выбора.

Достигая подросткового возраста, ребенок начинает ощущать естественное желание расширить свое влияние на все, что его окружает, пропорционально его увеличивающему свои размеры телу. Он хочет иметь возможность решать: ехать ли ему вместе с семьей на пикник или пойти в зоопарк. Если ребенок лишается права голоса в принятии подобных решений, у него пропадает и чувство обладания властью привнесения в окружающий мир каких-либо изменений. Каким образом предполагается, что ребенок вырастет человеком деятельным и инициативным, если эти качества с детства в нем подавляются? Если ребенок принужден постоянно делать то, что ему говорят, он неизменно приходит к выводу, что власть, авторитет — вещь отвратительная. В нем развивается чувство негодования, возмущения по отношению к любым проявлениям власти, а не доверие к ним. Это в еще большей мере становится справедливым, когда ребенок принужден контролирующими его родителями или учителями принимать участие в каких-либо конкурсах или соревнованиях, куда его включили без учета его собственного решения или желания. Ребенок, принуждаемый отцом отдать все силы для победы его команды в соревнованиях по бейсболу, чувствует утрату своей личной власти и потерю интереса к игре, которую прежде он так любил.

Вывод и принятое решение:«Я лишен всякой власти. Я не могу оказывать влияние на то, что меня окружает. Меня всегда заставляют и контролируют».

Четвертая ступень: у ребенка растет негодование и страх перед потерей своей Целостности.

Открытое неповиновение в ребенке берет свое начало как в отсутствии достаточной подготовленности к внезапным переменам, что является реакцией, основанной на чувстве страха, так и в лишении права голоса в принятии решений, касающихся его жизни, что является реакцией, в большей степени основанной на чувстве гнева. Результат обеих реакций один и тот же: открытое неповиновение и оказание сопротивления. Это является именно тем моментом, когда дракон упрямства начинает безоговорочно руководить действиями человека. Ребенок становится похож на упрямого осла: неуправляем, несговорчив и тяжел в общении.

Едва ли родители понимают, что они собственными руками вырастили это маленькое чудовище. Они не отдают себе отчет, что, оберегая чувство собственной целостности, ребенок тем самым борется за свою жизнь. Ребенок боится превратиться в бесхребетного, всеми помыкаемого червя, не способного постоять за себя в жизни. Сопротивляясь этому, он упрочивает свою оболочку, наращивает в себе каркас, несгибаемый, не поддающийся давлению со стороны. Чем большую сопротивляемость демонстрирует ребенок, тем более жестким воздействием отвечают его родители. Обе стороны оказываются втянутыми в бескомпромиссную борьбу.

Подобная ситуация порождает самые абсурдные наказания. Кто-то из родителей, например, приходит к решению, что раз его ребенок любит сыр, значит, именно сыр и является причиной оказываемого ребенком неповиновения. С этого момента ребенка лишают сыра. Следуя подобному сценарию, тут уж и родитель становится ребенком, используя для достижения победы нерациональный, детский подход к делу. А поскольку ребенок видит нерациональность поступков своего родителя, он утрачивает к нему всякое доверие.

Открытое неповиновение зачастую выражается в занятии отличающейся абсурдом противоположной позиции. Одному из инструкторов, ведущих в государственной тюрьме занятия по психологии, как-то пришлось иметь дело с невероятно упрямым заключенным. Чтобы подчеркнуть абсурдность ситуации, инструктор попросил весь класс встать. Упрямый заключенный, конечно, продолжал сидеть. Тогда инструктор попросил заключенного сесть. Тот, естественно, встал вместе с остальными. Так заключенный и весь класс выполнили просьбу инструктора. Держать под контролем и манипулировать упрямыми людьми очень легко, нужно только просить их о прямо противоположном тому, чего вы от них хотите.

Вывод и принятое решение:«Любой ценой сопротивляйся проявлению власти над собой, чтобы сохранить целостность собственной личности».

Пятая ступень: ребенок учится оказывать сопротивление любым формам внешнего контроля.

Чтобы выжить, такой ребенок должен любой ценой ограничивать проявление над собой внешнего контроля выражением «только через мой труп». Для оказания сопротивления столь значительным для него личностям, как родители и воспитатели, ребенок обрастает панцирем стальных мышц на подбородке, ногах и нижней части спины. Его мускулы словно говорят: «Тебе меня не сломить. Не заставить. Я никогда не сдамся. Прежде тебе придется меня убить». Ребенок становится совершенно непоколебимым, не способным идти на компромисс.

Таким образом, упрямый ребенок или взрослый человек замыкает себя в рамках определенного сделанного им выбора, способного привести к чудовищным последствиям. Если кому-то из окружающих удастся убедить упрямца в необходимости совершить нечто опасное и добиться его согласия, никакие доводы разума не заставят упрямца свернуть с выбранного пути, даже если он грозит привести его к гибели. Хотя подобное поведение является саморазрушительным, корни его лежат в упрямстве.

Глупое упрямство служит источником многочисленных сильнейших привязанностей к определенным образцам поведения и намеченным планам. Если ведомый драконом упрямства человек вбил себе в голову, что он непременно должен сделать что-либо конкретное, ничто не способно его остановить.

Мэри запланировала на ближайшее воскресенье купить себе новое платье к торжественному событию, до которого оставалось еще довольно много времени. К воскресенью ударили морозы, и дороги покрылись ладом, что сделало передвижение по городу крайне опасным. Муж Мэри попытался было отговорить ее ехать в магазин именно сегодня, ссылаясь на опасные для вождения машины условия и на то, что у нее предостаточно времени сделать покупку в любой другой день. Однако Мэри оставалась непреклонной. Она была убеждена, что муж просто пытается контролировать ее поступки и хочет оставить ее дома совершенно так же, как прежде поступала ее мать. Она решила ехать и по дороге в магазин врезалась в машину, лишь благодаря какому-то чуду не получив при этом тяжелых увечий.

Вывод и принятое решение:«Чтобы ни случилось — я не отступлюсь от принятого решения. Я не сдамся, иначе я просто умру».

Шестая ступень; ребенок утрачивает способность проводить различие между принуждением и предложением.

По мере взросления пораженный драконом упрямства ребенок все больше утрачивает способность проводить различие между небольшим выбором и большим несчастьем. После накопленного опыта, связанного с внезапными переменами и проявлением над ним чьей-либо власти, ребенок становится чрезвычайно чувствителен ко всему, что имеет для него признак возможной утраты способности выбора. Он учится принимать в штыки любое предложение. Таким образом, он преследует две цели. Во-первых, защищает себя от «плохих», облеченных властью структур, а во-вторых, защищает себя от предлагаемых перемен, которые могут не соответствовать его интересам. Однако, находясь под контролем дракона упрямства, ребенок теряет возможность проведения границы между дружеским предложением и прямым приказанием облеченного властью авторитета. Он уже не способен провести различие между безобидным советом перекрасить кухню и ведущим к несчастью предложением уйти из дому. Он становится негибким, не способным уследить за теми постоянными небольшими изменениями, которые и делают жизнь динамичной и интересной.

Выгод и принятое решение:«Все, хотя бы отдаленно напоминающее указание о том, как мне следует поступить, — плохо. Я должен оказывать ему постоянное сопротивление или говорить «нет».

Седьмая ступень: в старшем возрасте ребенок замыкается на внутренней борьбе и учится оказывать сопротивление самому себе.

Этот шаг оказывается решающим ударом, наносимым драконом упрямства, поскольку то, что начиналось как механизм защиты, превращается в причину мучительных страданий. Человек испытывает страдания от собственного упрямства, даже когда никто не заставляет его что-либо делать.

Генри решает устроиться на работу, оплачиваемую очень низко и несущую ему серьезные проблемы. Его непосредственный начальник любит приложиться к бутылке и на протяжении всего рабочего времени подвергает Генри словесным оскорблениям. Генри говорит себе: «Ну что ж: я сделал свой выбор. Теперь я должен жить именно так, не иначе». Друзья и родственники убеждают его, что для него вполне найдется более подходящее место, и даже сам Генри получил предложение работы с более высокой оплатой. Однако он упрямо отказывается сменить место работы. Он чувствует, что должен продержаться дольше своего непосредственного начальника и отстоять свое решение или умереть в этой неравной борьбе. Его не оставляет ощущение, что, уйдя с этого места, он признает свое поражение и в конечном итоге превратится в бесхребетного слабака. Следовательно, он должен остаться. Таким образом, единственный, кто причиняет ему страдания, это он сам.

В один из дней Генри простудился, но упрямо отказался признать, что заболел. Он продолжал работать до тех пор, пока не получил воспаление легких и не был отправлен в больницу. Упрямство одержало победу над личностью. Генри не прислушался к внутреннему голосу, убеждавшему его: «Иди домой и ляг в постель». Этот голос показался ему слишком похожим на голос матери, неизменно указывавшей ему, что делать. Единственной жертвой собственного упрямства опять-таки оказался сам Генри.

Выгод и принятое решение:«Теперь, когда я принял это решение, неважно — правильное оно или нет, я должен стоять до конца».

28