Приручи своих Драконов — 3/1: Дракон высокомерия

Глава третья. Дракон высокомерия

 

Положительный полюс — гордость. Отрицательный полюс — тщеславие.

Внешние проявления. Демонстрация самомнения, самолюбования, эгоизма, хвастовства, самодовольства, напыщенности и надменности.

Внутренние проявления. Робость, застенчивость, нерешительность, скованность, неверие в собственные силы.

Примеры условий и ситуаций, способных дать пищу дракону высокомерия.

Романские культуры со свойственным для них представлением о превосходстве мужского начала над женским; культуры с представлениями о превосходстве одной расы над другой, японская культура с представлением о собственном превосходстве на мировой арене, любая культура с заблуждениями насчет собственного превосходства; культ Голливуда; большие деньги и принадлежность к привилегированным классовым сословиям; элитарные клубы; авиационные билеты высшего и первого класса; прислуга и дворецкий у вашего дома; престижный автомобиль; чистокровные собаки и породистые лошади; сделанное на заказ колье; изделие высокой моды; титулы; родовое древо, свидетельствующее о поддержании чистоты кровей.

Люди, имеющие отношение к перечисленным группам или ситуациям, не всегда демонстрируют своего дракона высокомерия. Это лишь примеры ситуаций, способствующих повышению активности чудовища и дающих этому паразиту основу, с которой ему легче воздействовать на нашу личность.

Внешние характеристики и манера преподнесения.

Люди, испытывающие воздействие дракона высокомерия, могут казаться холодными, отстраненными и совершенными. Их нос и подбородок могут быть слегка приподняты. Они производят впечатление людей обеспеченных, представительных и одаренных. Вы можете обратить внимание на то, что дыхание у них неглубокое и частое. В этом проявляется общая для них тенденция, напрягая диафрагму, втягивать живот, что придает им большую стройность и импозантность. Взгляд их устремлен на кончик носа, а голос и весь вид выражает легкое презрение и усталость от всего, что их окружает. С другой стороны, они могут выглядеть довольно робкими, застенчивыми и словно ищущими возможность незаметно от всех исчезнуть, раствориться в воздухе.

Обратите внимание на чувство, с каким вы входите в престижный частный клуб. Кем бы вы ни были, обычно вы ощущаете на себе внимательные оценивающие взгляды присутствующих и чувствуете, что вам не мешало бы выглядеть получше. В этом проявляется начало влияния на вас дракона высокомерия. Как только вы дадите волю этому дракону, вы немедленно почувствуете, как живот Ваш сам собой начнет втягиваться, нос и подбородок взметнутся вверх, взгляд станет холодным и отстраненным, в нем появится деланное безразличие, а в душе — неуверенность и беззащитность. Теперь и дыхание становится частым и неглубоким. Чувствуете? И как вы думаете, легко вам будет теперь установить близкие, непринужденные отношения с окружающими? Следует иметь в виду, что это преувеличение, и все названные характерные черты у большинства людей проявляются менее отчетливо. Они становятся в большей степени различимыми скорее в стрессовых ситуациях, нежели когда человек находится в полном покое.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Развитие Дракона высокомерия

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,Ребенок учится скрывать свои чувства.

Ребенок появляется на свет без врожденного стремления казаться иным, чем он есть на самом деле. Грудной младенец ведет себя очень естественно и не обладает тягой к фальсифицированному преподнесению своей личности или становиться в противоречие к тому, что он воспринимает от взрослых. Если из носа у него течет или ползунки перепачканы грязью, он так и будет демонстрировать все это как некие отличительные знаки, говорящие всему миру о том, кем он является на самом деле. Он еще не обладает умственной изощренностью и представлением о фальсификации, которые толкали бы его на сокрытие собственных чувств. Фальсифицированное преподнесение себя, как правило, начинает проявляться у ребенка только годам к семи. Вместе с развитием абстрактного мышления ребенок приобретает и способность казаться иным, нежели того требуют переживаемые им чувства. Это уже более изощренный, основанный на абстрактном мышлении процесс.

В той или иной степени каждый человек развивает в себе такую способность. Это позволяет ему играть в покер или другие игры, в которых ему приходится обманывать противников своим поведением за столом, чтобы выиграть. Эта же способность позволяет ему в течение короткого времени со значительной степенью достоверности исполнять различные актерские роли. Умение скрывать свои истинные чувства может оказаться для человека необходимым и в определенных ситуациях, скажем, в ходе военных действий, когда проявление их способно неблагоприятным образом отразиться на их собственной жизни или на безопасности окружающих их людей. Эта способность скрывать свои чувства является необходимым искусством, которое человек учится для обеспечения собственного выживания или выживания близких ему людей. Это мастерство, предназначенное для использования при соответствующих специфических обстоятельствах. Тем не менее это же искусство может быть без труда превращено в защитный механизм, для защиты ребенка более старшего возраста от неприятного чувства стыда и вины.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,Ребенок сталкивается с критикой в свой адрес.

Начало процесса развития высокомерия может приходиться на очень ранний период жизни ребенка, задолго до того, как он обретет способность к эмоциональной самозащите. Одним из первейших источников, питающих этого дракона, может оказаться чувство ребенка, что он каким-то образом приносит неудовлетворение своим родителям, то ли служа им помехой, то ли родившись не того пола, которого бы они хотели, то ли появившись на свет несвоевременно или с какими бы то ни было отклонениями. Негативное родительское отношение может особенно резко бросаться в глаза ребенку, если у него есть родной брат или сестра, по отношению к которому родительская любовь проявлялась бы в большей степени.

Если ребенок является девочкой, она может ощущать, что брату ее достается любви больше, чем ей самой, и что если бы она появилась на свет мальчиком, родители бы тоже уделяли ей большее внимание. У нее может появиться чувство, что она разочаровала своих родителей, появившись на свет девочкой. Или она может почувствовать, что ее рождение было для родителей нежелательным, что они не стремились иметь второго или третьего ребенка. Если к тому же родители каким-то образом своими замечаниями или критикой углубляют зародившиеся в девочке ощущения, это подготавливает хорошую почву для пищи дракона высокомерия.

По мере того, как дракон высокомерия набирает силу, ребенок ощущает, что хотя он и подвергается критическим замечаниям, полностью родители его не отвергают. Он чувствует на себе проявление родительской любви, пусть даже и с определенными условностями. Когда ребенок ощущает себя полностью отвергнутым родителями, здесь уже появляется на свет дракон саморазрушения, и сценарий развивается в совершенно ином направлении.

Почти во всех случаях зарождения высокомерия причиной послужила критика родителей, воспитателей или старших братьев и сестер. Чаще всего родители невольно сравнивали ребенка со старшими братом, сестрой или другими детьми. Без сомнения, ребенку нередко приходилось слышать что-нибудь наподобие: «Ну почему ты не можешь быть похожим на своего старшего брата или сестру? Почему ты не такой, как соседские дети?» Часто дети сравниваются с образом идеального ребенка, существующего исключительно в воображении родителей. Ребенок всегда проигрывает в сравнении с этим идеализированным образом и становится особенно ранимым на радость расправляющего крылья дракона. Это в еще большей степени является справедливым, когда родители рассматривают ребенка как отражение самих себя.

Иногда критиками выступают старшие братья и сестры, никогда не упускающие случая заметить ребенку, насколько он несовершенен и какую глупость сделал, осмелившись появиться на свет. Подобное соперничество между более старшими и младшими детьми — явление обычное, но оно превращается в настоящую проблему, если поведение родителей подкрепляет зародившееся в ребенке сомнение в собственной полноценности. Когда же родители не вмешиваются в отношения между старшими и младшими детьми или почти все время заняты, ребенок способен за себя постоять, и давление старших братьев и сестер не окажет на него пагубного воздействия.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,Условная любовь.

Основной пищей для развития дракона высокомерия служит так называемая условная любовь: «Как бы я тебя любила, будь ты хоть немного лучше, аккуратнее, спокойнее, послушнее». Или: «Я тебя, конечно, люблю, но твоего брата или сестру все-таки люблю чуточку больше». «Я тебя люблю, но когда ты начинаешь себя вести, как сейчас, я тебя совсем не люблю». «Я тебя люблю, когда ты делаешь так, как я говорю». В первые годы своей жизни ребенок не может защитить себя от подобного рода сравнений или критики. Очень часто ему стыдно, когда он слышит указания «не реветь, как малое дитя» или «не распускать нюни, как девчонка». Дети доверчивы и плачут, когда им больно или обидно. Иногда незнающие взрослые люди считают, что подобная критика делает ребенка сильнее и готовит его к будущей жизни.

Когда родители и воспитатели в период грудного развития ребенка и в раннем подростковом возрасте проявляют к детям достаточно любви и их критические замечания начинаются позднее, ребенок подвергается воздействию дракона высокомерия в меньшей степени. Если же у ребенка с первых лет жизни возникает ощущение по каким-либо причинам собственной нежелательности для родителей, по мере его взросления когти дракона высокомерия будут впиваться ему в сердце все сильнее.

Когда такие дети подрастут и в них разовьется способность к изощренности и фальсификации, их дракон, также преуспевший в своем развитии, впервые покажет себя в полном омерзительно-безобразном обличий.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Рассказ о Мигеле: история развития высокомерия

Детские годы Мигеля прошли в западной части Лос-Анджелеса, в районах кварталов, населенных жителями со средним достатком. Отец его — человек грубоватый и не отличающийся особым развитием — ценил упорный, настойчивый труд и, хотя и был хорошим кормильцем, большой любви к собственному семейству не испытывал, Мать Мигеля работала в химчистке. Заботы по дому часто совершенно ее изматывали, и она нередко давала волю переполнявшим ее чувствам. Оба старших брата Мигеля были сильными и ловкими, на них приятно было поглядеть. В спорте и в ухаживаниях за девочками они пользовались среди сверстников большим авторитетом. Подобная репутация льстила обоим родителям, и мать, придерживающаяся взглядов о превосходстве мужского начала над женским, испытывала гордость за своих сыновей.

В отличие от них, Мигель рос хрупким, спокойным, совершенно не спортивным ребенком. Он обладал повышенной обостренностью восприятия, любил музыку, чтение и особенно рисование. В некоторых из его рисунков даже чувствовался настоящий талант. Это, однако, нисколько не мешало его братьям подтрунивать над тем, что они считали девчоночьим занятием, да и отец видел в его рисовании пустую трату времени. Мать, хотя и восхищалась своими старшими сыновьями, обычно защищала Мигеля от их нападок, когда у нее находились на это силы и время. Но это лишь укрепляло мнение братьев о нем как о «маменькином сыночке, который только и умеет прятаться за ее юбкой». Мальчик чувствовал себя пристыженным и все больше уходил в себя. Мать была обеспокоена его застенчивостью и нерешительностью. В конце концов она начала воздействовать на него сразу в двух направлениях. Во-первых, она потеряла всякую сдержанность, расписывая замечательные качества старших братьев Мигеля, а во-вторых, она дала ему понять, что у нее с ним особые отношения, поскольку он очень во многом на нее похож. Это привело его в замешательство — не имел ли он никакой ценности, не будучи похожим на своих братьев, или, наоборот, являлся чем-то особым, потому что был тайным любимцем матери?

Результаты не заставили себя долго ждать. Дракон высокомерия стал все чаще увиваться вокруг Мигеля, найдя в нем объект, достойный своего внимания. Он начал нашептывать ему на ухо соблазнительные вещи и стал его тайным союзником.

«Да-да, — шептал ему дракон, — ты особенный, ты совершенно не похож на остальных. Ты лучше своих братьев, лучше тех, кто тебя окружает. Все они когда-нибудь тоже это поймут, и им станет стыдно за то, что они тебя дразнили. Мама тайно любит тебя больше, чем любого другого».

В то же время дракон вдохновлял Мигеля на отдаление от окружающих, на создание дистанции между собой и всеми остальными.

К подростковому возрасту Мигель уже держался с определенной холодностью и надменностью. Он ходил с приподнятым подбородком и глядел по сторонам с таким видом, будто весь мир сосредоточен на кончике его носа. Кое-кто из девушек заинтересовался им, поскольку он казался таким холодным и недосягаемым. Они решили, что он представляет собой нечто особенное. Однако, попытавшись узнать его поближе, они сошлись на том, что он просто полон пустого высокомерия, и отвернулись от него. Это нанесло ему глубокую рану, но он никогда даже виду не подал, что это имеет для него хоть какое-то значение. Он отошел от людей еще дальше.

Ему все больше недоставало внимания окружающих и их признания. Он работал не покладая рук, чтобы купить машину, а затем и заменить ее на более новую, которая была предметом зависти всех его сверстников. Он то и дело раскатывал на ней на виду у приятелей своих братьев, но ни разу не остановился, чтобы с ними заговорить. Он одевался в модные костюмы и приобрел изысканнейшие манеры. Он научился курить с отстраненным видом человека, знающего себе цену, чем привлек к себе внимание горстки назойливых мальчишек, за глаза называвших его «Одиноким Слоном». Но никто не спешил спасти его от одиночества, поскольку он никому не позволял узнать, как он раним и чувствителен.

В конце концов он был вынужден предпринять отчаянные меры, чтобы произвести впечатление на свою мать и доказать, что он ничуть не хуже старших братьев. Дракон надоумил его приобрести пистолет и тем самым перейти на совершенно новый уровень произведения впечатления.

Следующим шагом в эскалации влияния дракона явилась попытка Мигеля обокрасть магазин спиртных напитков. Зная, что кое-кто из мальчишек издалека наблюдает за ним, Мигель наставил на продавца оружие и потребовал у него отдать ему дневную выручку. Однако магазин находился под охраной полиции, поскольку нередко оказывался предметом посягательства грабителей. Мигеля задержали на месте преступления.

Такое развитие событий свидетельствовало о полной победе дракона высокомерия. Мигель был унижен в глазах своих приятелей, и не столько за то, что попался, сколько за слезы и испуг во время задержания. Когда он оказался дома, в детской, от его внешней напыщенности не осталось и следа. Он уже не способен был казаться по-прежнему холодным и отстраненным. Он превратился в обычного испуганного, одинокого мальчишку, испытывающего глубокий стыд и раскаяние. Все его представления о собственной особенности и превосходстве над окружающими в одно мгновение рассыпались в прах. Дракон очень долго и громко потешался, видя подобное падение своей жертвы. Для чудовища это действительно было увлекательным зрелищем.

К счастью, однако, история о Мотеле на этом не кончается. Пока дракон наслаждался результатами своей мастерски проведенной операции. Метель снова с особой силой ощутил свою ранимость и незащищенность. Для него приоткрылось оконце, через которое он мог бы теперь выгнать из своей души поселившееся там чудовище, а то и окончательно от него избавиться. Трансформация стала для него вполне возможной.

Билл, опытный офицер, ведущий дело Мотеля и отпустивший несовершеннолетнего преступника на поруки, проявил по отношению к своему подопечному особую заинтересованность. За внешним фасадом подростка он сумел разглядеть, что тот еще не вошел в криминальную среду и не является потерянным для общества. Рассматривая рисунки Мигеля, Билл увидел, что мальчик обладает определенным художественным талантом, пусть даже к настоящему времени не развитым. Указав на это Мигелю, он натолкнулся на пренебрежительно-надменную реакцию подростка. Билл решил не отступать и, проявляя интерес к судьбе мальчика, сумел заставить себя не обращать внимания на его защитную высокомерную манеру поведения. Постепенно Метель начал чувствовать себя более открытым с Биллом и позволил себе дать выход переполнявшим его чувствам. Он признался в своем одиночестве и в неудавшейся попытке завоевать уважение старших братьев и приблизить к себе отца.

Билл подбодрил Мотеля и поощрил его на дальнейшее развитие своего художественного таланта, предложив мальчику обратить внимание на карикатуры, которые тому особенно удавались. Мигель настолько истосковался по одобрительному отношению со стороны мужчин, что воспринял советы Билла без какого бы то ни было внутреннего сопротивления. Он все еще хотел быть особенным, не таким, как все, и опытный офицер, уловив в нем это желание, решил направить его на дальнейшее совершенствование таланта мальчика. Тут удача впервые изменила наседавшему на подростка дракону высокомерия, Зализывая полученные раны и набираясь новых сил, чудовище вынуждено было отступить. Мигель еще оказался не готовым разобраться в своем двойственном отношении к матери, и здесь-то дракон и нашел ее лазейку. Он затаился и стал выжидать.

Несколькими годами позднее, учась в художественной школе, Мигель встретил Кассандру и влюбился в нее. Кассандра обожала Мигеля и готова была ради него на все. После бурного короткого периода знакомства и ухаживания они поженились и начали нелегкое совместное саванне по неспокойным водам жизни, кое-как перебиваясь на скромный заработок Кассандры, работающей на полставки медицинской сестрой, и еще более скромные доходы Мигеля, пробивающего себе дорогу в качестве свободного художника. Прошло немного времени, и Кассандра, испуганная и обеспокоенная их весьма скудным семейным бюджетом, начала сравнивать Мигеля с более удачливыми в финансовом отношении мужьями, сделавшими себе карьеру в бизнесе. Мигель отвечал ей критикой по поводу ее кулинарных способностей и манеры вести себя и одеваться. Их отношения зашли в тупик и превратились в нескончаемые болезненные для обоих ссоры и препирания. Потеряв уверенность в себе, Мигель стал сомневаться и в своих художественных способностях. Он все больше отдалялся от Кассандры и держал себя с ней холодно и надменно. Чувства его к ней остывали, а после ее демонстративного флирта с каким-то заносчивым коммерсантом их семейные отношения обострились до предела. Мигель окончательно оставил Кассандру и впал в депрессию. Теперь он и думать не мог о работе.

Мигель утратил свою привязанность к Кассандре под влиянием ее критических замечаний и нелицеприятных сравнений с людьми, жизнь которых сложилась более удачным образом. Вместо попыток взяться за работу он ушел в себя, выпустив наружу своего дракона высокомерия. Тот только дожидался возможности снова взять молодого человека под свою опеку. Затаившись в неподдающемся критическому осмыслению двойственном отношении Мигеля к матери, дракон воспользовался удобным случаем, чтобы показать свои когти в семейной жизни молодого человека.

Эта история имеет два возможных варианта дальнейшего развития событий. По первому сценарию, Мигель мог бы окончательно утратить всякие отношения с Кассандрой и предпринять серию новью столь же безнадежных знакомств, заранее обреченных на не менее печальный финал. Он превратился бы в человека, вынуждающего каждую новую женщину демонстрировать самые худшие черты ее характера. Сначала он производил бы на нее определенное впечатление, а затем неизменно терпел бы поражение в попытке поддержать его на должном уровне. Женщина, несомненно, теряла бы к нему уважение, а он отвечал бы ей холодностью, отчуждением, и в результате женщина оставляла бы его, найдя себе новый объект привязанности. Каждый такой разрыв отношений вызывал бы у Мигеля все более возрастающее ощущение униженности и депрессию. Согласно этому сценарию, дракон высокомерия одерживает полную победу, все больше набирая силу после каждого окончившегося неудачей знакомства.

События, однако, могли бы развиваться и в совершенно ином направлении, приводя к другим, менее плачевным результатам. Сумев правильно оценить перспективы своих подвергшихся испытанию на прочность отношений, Мигель и Кассандра могли бы вынести для себя урок из истории с коммерсантом и сделать необходимые выводы. Мигель попытался бы разобраться в своем отношении к баловавшей его матери и начал бы понимать, что ему не следует ожидать чего-либо подобного от Кассандры. Он по-прежнему хотел бы оставаться в ее глазах чем-то особенным, не бояться разочаровать ее и оказаться неоцененным по достоинству. Теперь он способен был бы увидеть, как ему следует реагировать на ее критические замечания. Он бы обратил внимание на то, что удаляется от людей и позволяет одолевающему его дракону завершить игру, направленную на деградацию его, Мигеля, личности и на разрушение его отношений с Кассандрой. Постепенно Мигель научился бы не следовать на поводу у своего стремления казаться лучше остальных. Вместо ответных обсуждений недостатков своей жены он научился бы прислушиваться к ее словам и понял бы, что вызывает у нее беспокойство. Вместе они сумели бы найти разумное решение тому, как увеличить их семейный бюджет. Вместо ухода от людей и отчуждения он не опустил бы руки, не потерял бы веру в себя как художника и, безусловно, нашел бы способ правильного применения своих способностей. В этом случае дракон высокомерия навсегда был бы вышвырнут из своего гнездилища и был бы вынужден искать себе другое пристанище.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Семь ступеней развития дракона высокомерия

Развитие этого чудовища делится на семь строго определенных этапов. То, как человек поведет себя в будущем, всегда основывается на той или иной из ниже перечисленных семи ступеней.

  • Первая ступень: ребенок учится восставать против собственной природы.
  • Вторая ступень: ребенок пытается быть лучше, чем он есть на самом деле.
  • Третья ступень: ребенок учится скрывать свои недостатки и притворяться неуязвимым.
  • Четвертая ступень: ребенок учится исследовать окружающих в поисках ответа на вопрос: что именно в человеке им нравится?
  • Пятая ступень: ребенок учится критически исследовать и обтесывать самого себя.
  • Шестая ступень: ребенок учится идентифицировать себя со своими агрессорами и учится быть арбитром своих поступков.
  • Седьмая ступень: ребенок учится не останавливаться ни перед чем, чтобы быть лучше остальных.

Первая ступень: ребенок учится восставать против собственной природы.

Ребенок улавливает в своем доме атмосферу направленного на него критического отношения и чувствует, что его сравнивают с неким высоким стандартом или старшими братьями и сестрами.

Ощущая условную природу проявляемой к нему любви, он начинает восставать против собственной натуры. Зарождающийся в нем дракон шепчет ему на ухо в мыслях, доступных его восприятию: «Я не хочу быть этим маленьким существом, которое всем не нравится. Я хочу быть тем, кого они желали бы видеть. Тогда они меня полюбят. Такой, какой я есть, я не хорош. Я должен буду скрывать, какой я есть на самом деле».

Вывод и принятое решение:«Я не хорош».

Вторая ступень: ребенок пытается быть лучше, чем он есть на самом деле.

Ребенок учится вести себя так, как ведут окружающие. Мысли его могут быть следующими: «Я постараюсь быть другим, не таким, какой я есть. Постараюсь быть лучшим, чтобы они не могли меня больше ни за что критиковать. Ябуду самым лучшим, уличным. Превосходным. Когда их критика будет больно задевать меня, я притворюсь, будто мне это безразлично. Сделаю вид, что я выше их. Я не какая-нибудь пустышка. На самом деле я совершенно особенный, просто им это незаметно. Несмотря на свои критические замечания, они любят меня больше всех, потому что я самый лучший».

Вывод и принятое решение:«Я самый лучший и, следовательно, я — особенный».

Третья ступень: ребенок учится скрывать свои недостатки и притворяться неуязвимым.

Каждое усилие ребенка ведет его к неуязвимости. Его отчужденность и замкнутость растут. Ребенок считает, что если он не подпустит к себе людей, они никогда не увидят его страхов или недостатков. Он думает: «Как мне надоели их насмешки. Никогда больше не буду выказывать своих недостатков или слабостей, какими бы они ни были. Они никогда больше их не увидят».

Вывод и принятое решение: «Я могу отлично скрывать свои чувства от окружающих».

Четвертая ступень: ребенок учится исследовать окружающих в поисках ответа на вопрос: что именно в человеке им нравится?

Ребенок учится искать ответ на вопрос: каким ему быть? Он становится излишне настороженным и с неослабевающим вниманием исследует всех, кто его окружает, пытаясь узнать, что производит на них впечатление и какое именно. Он говорит себе: «Я подвергну их тщательному анализу и попытаюсь выяснить, что именно в человеке им нравится. После этого я постараюсь вести себя точно так же». С этими мыслями дракон делает свои первые шаги, оказывающие влияние на поведение ребенка.

Вывод и принятое решение:«Я должен выяснить, чего именно окружающие от меня хотят. Я должен наблюдать за всеми, чтобы найти ответ на этот вопрос».

Пятая ступень: ребенок учится критически исследовать и обтесывать самого себя.

Дракон в ребенке не дремлет. «Они все время за мной. Они всегда за мной следят. Чтобы добиться их одобрения, мне придется присмотреться к себе очень внимательно. Я должен быть на шаг впереди них и заметить свою ошибку первым. Я тщательно буду следить за своими словами, действиями — за всем, что может принести очко в мою пользу. Я буду постоянно держать себя под контролем».

Ребенок неизменно ощущает на себе внимание взрослых, и это подстегивает его самосознание. К пристальному наблюдению за ним окружающих добавляется и его тщательное изучение себя самого. Он ощущает наблюдение за собой буквально со всех сторон — снаружи и изнутри. (В экстремальных стрессовых ситуациях этот процесс порождает явление, известное под названием паранойи.) Это ощущение постоянного нахождения под неусыпным надзором становится для ребенка невыносимым, и он стремится укрыться от всех наблюдателей. Он становится чрезвычайно стеснительным. В нем зарождается ненависть к нахождению под надзором или наблюдением. Он ощущает неловкость и смущение. Он приходит в замешательство по малейшему поводу и без повода.

Позднее такие люди могут испытывать смущение и замешательство по любому пустяку, способному привлечь к ним внимание. Они машинально думают, что каждый из окружающих обязательно наблюдает за тем, что они делают или куда идут. Это порождает у них ложное чувство собственной значимости. Они становятся чрезвычайно застенчивыми, хотя окружающим кажутся людьми надменными, отчужденными и сложными для понимания.

Если они остаются незамеченными окружающими, они чувствуют себя потерянными и опустошенными, поскольку их представление о собственной значительности порождается ощущением пристального внимания посторонних. Вот почему они ведут себя таким образом, чтобы привлечь к себе внимание и затем притвориться, будто этого не замечают. Они могут увешивать себя драгоценностями, одеваться в лучшие платья, выписывать виражи на шикарных машинах и при этом усиленно делать вид, будто они и не ведают о том, что кто-то обратил на них внимание. Они могут повсюду стрелять глазами и раздаривать многообещающие взгляды, но лишь затем, чтобы нацепить на себя маску высокомерия, едва лишь человек к ним приблизится. Это приносит им репутацию бессердечных снежных королев или сердцеедов. Но так они спасаются от того, от чего им действительно больше всего хочется укрыться — от осуждения и критических замечаний.

Парадокс характера подобных людей заключается в том, что в тайне они очень хотят, чтобы их заметили и полюбили. Они испытывают страх перед возможностью вынесения на их счет негативной оценки, но в еще большей степени опасаются быть отвергнутыми и ненужными. Они живут в постоянном напряжении, связанном со стремлением остаться незамеченными и в то же время страстно желая, чтобы на них обратили внимание. И в том, и в другом случае они испытывают мучительные страдания и тысячи раз в течение жизни едва не умирают от страха, раздираемые этими противоречивыми желаниями.

Этот процесс очень примечателен в ранние годы развития подростка, ни при каких обстоятельствах не желающего находиться под наблюдением родителей. Он испытывает мучительное беспокойство, поскольку уверен, что каждый из окружающих внимательно за ним наблюдает. Вам, вероятно, известно, что период обострения подобных ощущений на определенном этапе переживает каждый подросток, но большинство из них, вырастая, благополучно оставляют его позади — но лишь те, кому удалось избавиться от объятий дракона высокомерия.

Вывод и принятое решение:«Я должен постоянно следить за каждым своим шагом».

Шестая ступень: ребенок учится идентифицировать себя со своими агрессорами и учится быть арбитром своих поступков.

Следующим шагом на пути развития дракона высокомерия является обострение самокритичности. Дракон неустанно повторяет: «Если я замечу за собой нечто такое, что может вызвать критику со стороны окружающих, я тут же без всякой жалости откритикую себя сам: это приучит меня держаться в определенных рамках и посторонним не за что будет меня ругать. Я пристыжу себя сам и, поступая таким образом, сумею избежать более страшного — позора перед лицом окружающих. Ябуду казаться им безупречным. Лучше я сам отругаю себя самым жестким образом».

Такие дети берут на себя задачу постоянно подвергать себя жестокой критике. Подобное поведение известно как уподобление себя своему агрессору. В безвыходных ситуациях подобная функция служит хорошей тактикой самозащиты.

Вывод и принятое решение:«Я буду сам подвергать себя жесткой критике. Я буду смотреть на себя критическим взглядом окружающих».

Седьмая ступень: ребенок учится не останавливаться ни перед чем, чтобы быть лучше остальных.

Дракон нашептывает ребенку: «В глубине души я сомневаюсь в собственной ценности, так как на мою долю приходится столько нелестных отзывов от тех, в чьей любви я нуждаюсь. Они постоянно дают мне понять, что я должен быть совершенно другим. Я столько работал над тем, чтобы стать другим, и добился больших результатов. Я стал очень хорошим самокритикам. Я настолько в этом преуспел, что могу теперь подвергать критике и всех остальных, и чувствую, что они хотят этого.

Я действительно добился больших результатов. Я сделал лучшее для себя, что мог. В действительности я просто безупречен, а все окружающие не настолько хороши, как я сам. Я лучше их. Они просто этого еще не знают, но скоро они в этом убедятся. Придет день, и я стану очень сажаемым, всеми почитаемым человеком, а все они останутся ничем. Они еще пожалеют о том, что подвергали меня порицанию. Они будут чувствовать себя настоящими дураками. Они будут гордиться тем, что знавали меня, будут хвалиться перед своими друзьями тем, что знакомы со столь известным человеком, как я, но я буду проходить мимо, словно их и не существует. Это их научит тому, как им следовало со мной обходиться».

В душе ребенка более старшего возраста дракон производит еще большее искажение фактов. Он говорят: «Я теперь лучше, чем ты, осмеливающийся выносить мне суждение. Я лучше любого, кто может взяться меня судить. Это я могу выносить им приговор!»

Вывод и принятое решение:«Я должен подверг гать критике окружающих прежде, чем они возьмутся критиковать меня. Я имею на это право, потому что я лучше их».

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Большая ложь дракона высокомерия

Проблема людей, подвергающихся воздействию дракона высокомерия, состоит в том, что в глубине души они на самом деле не верят чудовищу, убеждающему их, будто они лучше, чем все остальные. Они бы отчаянно хотели поверить его словам, но в моменты просветления понимают, что дракон лжет. В глубине души они все еще ощущают неуверенность в себе. Временами они даже чувствуют, как теряют собственное лицо. Они знают, что участвуют в обмане окружающих, в прямом их надувательстве, и они всегда обеспокоены тем, чтобы их поступки оказывались на должном уровне и ложь не раскрылась. Они опасаются, как бы посторонние не проникли за фасад их притворства и не обнаружили, что на самом деле они всего лишь жалкие умишки, слизняки, ничтожные черви, не имеющие никакой ценности. По сравнению с ними даже червь имеет большее значение. Больше всего эти люди опасаются полного игнорирования со стороны окружающих. Но чем больший страх они испытывают перед возможностью разоблачения их обмана, чем больше усилий прилагают они, чтобы этого не произошло, тем более одинокими они становятся. Дракон высокомерия одерживает над ними победу.

Дракон высокомерия меняет свое обличие: от великого к ничтожному.

Чем настойчивее дракон высокомерия укрепляет фасад притворства этих людей, тем больше они опасаются, как бы их истинная сущность не раскрылась. Этот страх заставляет людей с большей очевидностью убеждаться в том, что в действительности они являются прямой противоположностью демонстрируемому ими великолепию и величию. Эта игра продолжается до тех пор, пока какое-нибудь событие не сорвет с них маску притворства. Обычно таким толчком может послужить отказ человека, любви которого они добиваются, отданное коллеге предпочтение в продвижении по службе, отказ в предоставлении работы после собеседования с работодателем или обделенность в распределении почестей или вознаграждений.

Дракон высокомерия немедленно реагирует на подобное событие тем, что буквально на глазах превращается в свою противоположность — дракона самоуничижения, а на терзаемого им человека накатывает волна отвращения к самому себе и чувства собственной никчемности.

Люди высокомерные зачастую так и бросаются в объятие то одного, то другого из этих драконов. «Я совершеннейшее ничтожество. Нет, я великий гений. Ничтожный. Нет, великий», — твердят они до тех пор, пока, истощив себя окончательно, не вынуждены будут сказать себе правду: «Так кто же я, черт побори? Я не знаю, что собой представляю». В этом признании и кроется начало их исцеления, потенциальная возможность уничтожения терзающего их дракона.

Дракон, желающий быть особенным.

Поскольку люди, воспитывающие в себе дракона высокомерия, провели свои детские и юношеские годы в тени своих более любимых родителями старших братьев и сестер или же подвергались бесчисленным сравнениям с неким недосягаемым эталоном идеального ребенка, они испытывают страстное желание быть людьми, пользующимися особой любовью окружающих. Они хотят быть фаворитами и всеобщими любимцами. Извечный диалог, сопровождающий развитие дракона высокомерия в этом направлении, протекает примерно следующим образом:

«Я боюсь, что я вовсе не особенный. Но я буду изо всех сил стараться, чтобы приобрести облик человека, которым меня хотят видеть родители. Я этого добьюсь. Я перекрою себя по их желанию. Я стану особенным».

«Я многого добился, став настолько хорошим, что они любят меня больше всех остальных. Пусть даже они этого и не показывают, я все равно знаю, что они любят меня как никого другого, потому что теперь я самый лучший».

Подобный внутренний диалог служит, конечно, причиной явного самообмана, но желание — сильная вещь. По мере взросления ребенка его стремление пользоваться особой любовью окружающих неуклонно и стремительно набирает силу. Мать, отец, воспитатели детского сада постепенно заменяются школьными преподавателями, супругами, начальством — или психотерапевтом. Большая часть кампании, направленной на занятие особого места в жизни окружающих, у людей такого рода происходит на уровне воображения.

Застенчивый школьник, опасающийся непризнания учителями, нередко представляет себе, будто он является самым способным учеником в классе. Он может подолгу предаваться мечтаниям о том, как он поступит в престижный университет и будет там именным стипендиатом. Основываясь на своих фантазиях, он начинает верить в то, что преподаватель также считает его особенным, поскольку в один прекрасный день он непременно достигнет величайших высот. Подобная стратегия может проявляться и в его отношениях со спортивным тренером или любой авторитетной для него фигурой. Когда же, вследствие ограниченного по длительности контакта, тренер или преподаватель, например, забывает имя такого ученика, его фантазии внезапно обращаются в дым, и подросток временами может погружаться в отчаяние. Действительность же в данном случае такова, что подобные ученики зачастую весьма посредственны и не выделяются на общем фоне класса.

Стратегия второго типа более активна. Поскольку люди высокомерные обладают повышенной застенчивостью, они чувствуют, что не в силах тягаться со своими более напористыми, экстравертного типа сверстниками. Тогда они приходят к выводу, что сумеют подчеркнуть свое отличие посредством результатов своего упорного труда. Их стратегия заключается в следующем: «Я буду работать в десять раз больше любого из них, и тогда они заметят и полюбят меня». Такие дети больше идентифицируют себя со своими достижениями и поступками, нежели с тем, что они представляют собой на самом деле. Многие из исполнительных и обязательна чиновников придерживаются той же политики, чтобы обратить на себя внимание своего начальства, однако подобное рвение нередко приводит к совершенно неожиданным для них, болезненным результатам. Зачастую для продвижения по служебной лестнице выбираются люди менее работоспособные, но обладающие большей привлекательностью. Люди застенчивые понимают, что они не могут заменить упорной работой свою личность, и ожидают, что это заслуживает проявления к ним любви. Но мир в этом отношении — суровый учитель.

Иногда подобная стратегия вместо упорной работы направлена на демонстрацию имущества, находящегося во владении прибегающих к ней людей. Дракон высокомерия толкает человека на приобретение привлекательных вещей, якобы способных сделать общение с ним для окружающих более желанным. Дракон неустанно твердит: «Если бы у меня был вот такой же новенький, только что с конвейера автомобиль, тогда бы меня туг же заметили и окружили любовью. Если бы я жил в престижном районе и обедал в фешенебельных ресторанах, я был бы своим для всех этих людей. Тогда бы они обратили на меня внимание и оценили по достоинству». Результатов подобной стратегии может быть несколько. Может так оказаться, что все эти люди, в поте лица трудившиеся для приобретения дорогостоящих вещей и имущества, необходимого, по их мнению, чтобы стать для окружающих желанными, обнаружат, что сидят в полном одиночестве в своем роскошном доме, даче, машине. Подобная политика — меч обоюдоострый. С одной торены, они чувствуют себя оторванными, и это вызывает у них досаду, а с другой, оставаясь в одиночестве, они чувствуют себя в безопасности. С экрана телевизора уж конечно они не услышат по отношению к себе критических замечаний, зато вполне может развиться параноидальный синдром.

Зачастую человек, терзаемый драконом высокомерия, встречает на своем пути товарищей по несчастью, занятых стремлением избежать близкого знакомства и в то же время ищущих хоть кого-то, кто выказал бы им высочайшее уважение. В своих отношениях такие люди ориентируются исключительно на внешние проявления. Хотя они могут находиться в компании друг друга, каждый из них будет ощущать себя не оцененным в полной мере и оделенным вниманием собеседника. Следствием подобных отношений служит отсутствие близости в отношениях и обоюдное одиночество. Каждый будет ощущать себя эмоционально обделенным и захочет отыскать кого-то другого кто мог бы дать им возможность почувствовать себя особенным. Такие отношения не способны продолжаться длительное время. Но тень обоюдоострого меча витает и здесь: удерживая рядом с собой того, кто не является ему близким, человек высокомерный, хотя и оставаясь все так же одиноким, чувствует себя защищенным от возможного причинения ему боли или страданий.

Дракон высокомерия, желающий считаться чем-то особенным, может использовать еще один вид стратегии, направленной на сокрытие его жульнических трюков. Под влиянием тщательно замаскировавшегося чудовища человек вполне может сказать себе: «Если бы эти люди получше меня узнали, они не могли бы меня не полюбить». Это и в самом деле могло бы быть правдой. Но дальше в его рассуждения закрадывается преподносимая драконом ложь: «Если бы только они узнали, что я действительно великий человек, они отдали бы мне всю свою любовь». Таким способом человек высокомерный учится держать под контролем свою самооценку, что поддерживает буйный полет его фантазии и дает ему ложное чувство безопасности. «Если бы они получше меня узнали, они бы убедились, что я самый лучший, самый великий. Но я никогда не позволю им узнать себя. Я позабочусь, чтобы этого не произошло».

С годами подобная стратегия человека способна набирать силу и стимулировать дальнейший полет его фантазии. К примеру, люди высокомерные очень часто избегают рода деятельности, который требует от них каких-либо конкретных действий. «Ну если бы я решил поступать в колледж, я бы, конечно, сдал экзамены лучше остальных. Просто это мне ни к чему», — пожимают они плечами или говорят: «Если бы я очень захотел, я бы добился благосклонности этой хорошенькой женщины, но, к сожалению, я слишком занят. Пусть ею занимаются другое парни». Такая позиция вынуждает их упускать множество благоприятных возможностей, которые дарует им жизнь, и они обрекают себя на все большую изоляцию. Это идеальная политика для того, кто добивается полного провала в жизни.

 

21