Приручи своих Драконов — 6/1: Дракон мученичества

Глава шестая. Дракон мученичества

Положительный полюс — самоотверженность. Отрицательный полюс — стремление к мучительству.

Внешние проявления.

Плаксивый; вечно жалующийся; обидчивый; всем своим видом дающий понять, «какой я несчастный»; обвиняющий всех и вся и, прежде всего, себя самого; скорбно вздыхающий; всеми эксплуатируемый, мучимый и гонимый; несущий на своих плечах страдания всего человечества.

Внутренние проявления.

Сильнейшие страдания; ощущение принесения себя в жертву; измученность; мазохизм; ощущение загнанности в угол чувство постоянного преследования, самоистязание.

Примеры ситуаций, условий и людей, оказывающих поддержку дракону мученичества.

Лагеря для перемещенных и беженцев; лишенные гражданских прав национальные меньшинства; монашество; последователи религиозных учений, рассматривающих страдания как путь к освобождению; подвергаемые гонениям иноверцы, какими в историческом плане являлись евреи и христиане; люди, постоянно проживающие в Нью-Йорке и других живущих собственной замкнутой жизнью городах; обиженные на весь белый свет матери; невротические дети таких матерей; люди, населяющие затопляемые равнины и живущие на берегах рек, регулярно подвергающихся наводнению; люди, проживающие в местностях, подверженных сезонным бурям и ураганам; бездомные; сексуальные мазохисты; люди, ведущие нищенский образ жизни; голод; война; всевозможные притеснения.

Внешние характеристики и манера преподнесения.

Люди, подверженные воздействию дракона мученичества, выглядят так, словно они несут на своих плечах всю скорбь мира. Они нередко производят впечатление человека горбатого. Бедра и ягодицы у них зачастую излишне массивны. Лица носят отпечаток мучительной боли и забитости. Взгляд обычно печальный, душевный, но способный подчас загораться злобным, недоброжелательным огнем. Столкнувшись с опасностью, они имеют обыкновение тут же отступать, и плачут вместо того, чтобы вспыхнуть от ярости. Мученики испытывают настоящие страдания, когда они вынуждены отвечать отказом, но в конечном итоге они способны пережить каждого благодаря поистине чудовищному упорству и стойкости характера.

Чтобы на себе почувствовать воздействие дракона мученичества, изобразите на лице страдальческое выражение, а взгляду придайте недоброжелательность, так, словно вы расплачиваетесь за чужие ошибки. Плечи поднимите вверх, но вперед их не выносите. Представьте, что вы несете на плечах груз, сковывающий ваши движения. Почувствуйте себя подвергаемым гонениям, загнанным в угол, как будто кто-то заставляет вас быть несчастным. Теперь вы хоть немного приблизились к тому, чтобы ощутить на себе воздействие дракона мученичества. И какие отношения вы можете установить с окружающим миром, находясь в таком положении? Нравится это вам?

 

Развитие дракона мученичества

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,«Хорошее» поведение: хороший ребенок.

Дракон мученичества приобретает свои внешние характеристики в течение первых трех лет жизни. Развитие его может проходить различными путями, но обычно наиболее благоприятен тот, который берет свое начало в семьях, где родители или воспитатели придерживаются точки зрения, будто ребенок должен завоевать их любовь «хорошим» поведением. Это хорошее поведение не всегда подразумевает какие-то успехи или высокие отметки в школе, хотя и это, конечно, не исключается. Специфика требуемого «хорошего поведения» обычно столь сложна, что она часто так и остается для ребенка тайной за семью печатями.

Родители придерживаются точки зрения, что наличие ребенка в семье подразумевает колоссальный объем работы. Они считают, что должны быть как-то вознаграждены за то, что в течение девяти месяцев носили его под сердцем, за денежные расходы на него и тому подобное. Такие родители — вовсе не обязательно обладающие склонностью к брани и оскорблениям — могут регулярно отказывать своему ребенку в проявлении любви и ласки, потому что он так или иначе не до конца выполнил свой долг перед «мамочкой и папочкой», проявляя недостаточное старание «быть хорошим». При этом понятие не «быть хорошим» может варьироваться от простуды ребенка и его кашля, что заставляет родителей подходить ночью к его кроватке, до его нежелания принимать пищу или идти на горшок в строго определенное время. Ребенок с раннего возраста начинает ощущать, что такой, какой он есть, он не заслуживает любви своих родителей. Он недопонимает, что именно он должен сделать, чтобы завоевать их любовь. А поскольку, в силу своего возраста, он не способен понять, что ему следует в данной ситуации предпринять, он чувствует себя в безвыходном положении и совершенно никчемным.

К примеру, он может простудиться и кашлять по ночам. Его родители весь день упорно работали и чувствуют, что заслужили себе ночью хороший отдых. Они испытывают раздражение, слыша кашель ребенка, и склонны полагать, будто ребенок за что-то наказывает их своими капризами и кашляет нарочно. Раздражение у родителей растет, и они дают ребенку понять, что не любят его, потому что он себя «плохо» ведет. Ребенок, действительно больной, не в силах прекратить кашель. Он чувствует, что его будут считать «нехорошим» до тех пор, пока он не остановится. Но поскольку остановиться он не может, он чувствует себя жертвой, оказавшейся в безвыходном положении. Тут-то на сцене и появляется дракон.

Чудовище принимается нашептывать ребенку на ухо: «Это несправедливо. Ты так стараешься, а у тебя ничего не получается. Ты действительно попался. У тебя нет никакого выхода. Но ты можешь заставить заплатить их за это. Заставь их почувствовать вину за твои мучения. Это будет тебе наградой. Пусть они узнают, как плохо с тобой обращались. Пусть тоже помучаются. Пусть делают что угодно, чтобы искупить перед тобой свою вину не давай им прощения. Они всегда будут чувствовать себя виноватыми — и ты победишь».

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Ломка внутреннего стержня.

Следующая тропа, по которой подкрадывается дракон, берет свое начало в семье родителей, стремящихся к подавлению ребенка. Мученичество и является ответом ребенка на их притеснения. В силу своего возраста он не в состоянии достойным образом ответить на всплески родительского раздражения. Он пасует перед их натиском. Когда двухлетний малыш естественным образом пытается самоутвердиться, делая это единственным доступным ему способом отказа от сотрудничества, родители жестоко подавляют его попытки, применяя политику кнута и пряника. Многие, склонные к несдержанности родители дают волю своему раздражению, требуя от ребенка безусловного повиновения. Перед лицом опасности, грозящей — как он считает — его выживанию, ребенок идет на попятную и в конце концов отказывается от дальнейших попыток проявления своей воли. Он подчиняется, но таит в себе обиду как побитая собака. Впоследствии он постарается взять реванш, двигаясь обходным путем.

Если ребенку запрещается проявление гнева, а родители это право за собой оставляют, такая ситуация готовит почву для укоренения дракона мученичества. Двухлетнему ребенку необходимо исследовать, потрогать и прочувствовать окружающий его мир. Если он в ходе своих исследований разбивает вазу, проливает молоко или лезет в шкаф — пусть лезет, пусть проливает. Это очень свойственно детскому возрасту. Однако если они снова и снова наталкиваются на вспышки родительского гнева и на оскорбление своих чувств, не смея при этом выразить свое оправдание, его уверенность в себе, его внутренний стержень ломается. Исследование мира запрещено, и у него нет даже возможности выразить свое отчаяние по этому поводу. Ребенок ощущает себя загнанным в угол и чувствует, что ему оттуда уже не выбраться. В мире становится одним мучеником больше.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,Моделирование поведения по образу и подобию.

Иногда мученичество развивается путем моделирования и идентификации. Если ребенок видит, как его мать терпеливо переносит побои, отца и затем за его спиной горько жалуется ребенку обо всем, что ей приходится выносить, ребенок учится мученичеству у этого весьма преуспевающего в своем начинании наставника. Ребенок видит, что когда мать пытается заявить о своих правах, ее подвергают унижениям. Он и на собственном опыте убеждается в том, что, пытаясь возражать отцу, он проходит через такое же унижение. Ему остается только вести себя, как мать: таить обиду, жаловаться и подчиняться воле диктатора. Результат — появление нового мученика.

Не каждый ребенок отвечает на данную ситуацию одним и тем же образом. Если ребенок имеет с отцом союзнические отношения, он отвергает поведение матери и также выступает против нее, становясь больше похожим на отца. Однако большинство детей учатся вести себя, как их матери, поскольку с детской проницательностью довольно быстро способны определить, насколько мощна используемая матерью стратегия. Мать истязает отца медленно, не торопясь, и постепенно, без лишнего шума, берет над ним верх.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Рассказ о Камиле: история развития мученичества

Появлению на свет Камилы, старшей из детей, предшествовали два важных события. Во время беременности матери отца Камилы постигла серьезная финансовая неудача. Все его сбережения, вложенные в крупную государственную сделку, уплыли в результате мошеннических операций одного из чиновников, которому удалось благополучно скрыться. Отца, представителя рабочего класса, потрясла потеря денег. К тому же в период беременности у матери Камилы возникли серьезные медицинские проблемы, повлекшие за собой болезненные роды и крупные долги, которые вынуждена была взять на себя семья. В этих условиях и появилась на свет Камила: пребывающий в состоянии тяжелой депрессии, вечно раздраженный отец и испытывающая мучительные боли мать. Несомненно, рождение в этот тяжелый момент ребенка не было для семьи особенно радостным событием. Первые несколько лет жизни Камилы оказались тяжелыми. Мать ее вынуждена была продолжать лечение, поскольку боли ее не уменьшались и по ночам зачастую доводили ее до слез. Пребывающий в угнетенном состоянии отец все больше терял терпение. Когда Камила научилась ходить и начала лезть в ящики стола и шкафы, отец дал волю своему раздражению. Мать была еще слишком слаба, чтобы защитить ребенка, и вместо оказания девочке поддержки все больше отдалялась от проблем семьи. Отец не скупился на словесные порицания и проявления откровенной грубости. Обстановка в семье оставалась крайне неблагополучной, и Камила начала понимать, что если она будет «хорошей» — уступчивой и не пытающейся освоиться в этом мире, — ей удастся избежать отцовского раздражения. Камила погрустнела и уже не пыталась в какой-либо форме проявить самовыражение. Дракон мученичества нашел себе новую жертву и уютно устроился в душе ребенка.

Мать Камилы послужила для девочки великолепным образцом для подражания. Камила очень скоро восприняла от нее сознание того, что жизнь представляет собой сплошную полосу боли и страданий, и ей, как будущей женщине, никогда не видеть счастья и исполнения своих желаний. Даже когда через несколько лет их финансовое положение в значительной степени улучшилось и отец вышел наконец из подавленного состояния, мать продолжала горько сетовать на свою тяжелую судьбу. Отец Камилы, вернувшийся в прежнее, хорошее расположение духа, впервые за долгие годы попытался устроить семье достойный отпуск и постарался зачеркнуть в сознании тяжелое прошлое. Камиле и ее матери это не удалось.

Камила. научилась всевозможными способами давать своему отцу почувствовать его вину перед собой. Когда он покупал ей новую игрушку, она никогда не брала ее в руки, а вместо этого демонстративно шла стирать его рубашки. Она сознательно никогда не смеялась в его присутствии и не выказывала своего веселья. Когда он входил в комнату, она немедленно прекращала игру и принималась наводить порядок. Она научилась отказывать ему в любом проявлении дружелюбия и отвергала нормальные отношения, складывающиеся в обычной обстановке между отцом и дочерью. Она заставляла его дорого расплачиваться за прежние годы. Она не хотела забыть их и простить.

Когда Камиле исполнилось двадцать, у ее матери произошел нервный срыв, и она на несколько месяцев оказалась в больнице. Камиле пришлось не только остаться одной в атмосфере ее нелегких отношений с отцом, но она также каким-то образом ощущала на себе ответственность за то положение, в котором оказалась ее мать. Подсознательно Камила чувствовала на себе вину за мучительную боль, которую испытывала ее мать во время родов и долгий послеродовой период. Она испытывала чувство вины и за те финансовые издержки, причиной которых послужило ее появление на свет. Дракон мученичества не терял времени напрасно и все больше усиливал на девушку свое влияние.

Результат оказался двояким. С одной стороны, Камила чувствовала себя ответственной за доставляемые ею всей семье неудобства и, как следствие, ощущала свою никчемность в глазах родителей. Как человек, не представляющий для окружающих никакой ценности, она чувствовала, что недостойна получать от жизни радость и удовольствия и заслуживает только наказания. С другой стороны, как это ни парадоксально, Камила обвиняла в этих своих настроениях отца и делала все, чтобы неизменно наказывать его своим отсутствием интереса к жизни. Дракон прочно укоренился в ее душе, готовясь к длительной осаде девушки. Годы шли. Камила оставила дом, поступила и окончила колледж и нашла себе работу в качестве санитарки в психиатрической клинике. Она отлично подходила к этой работе, поскольку способна была близко воспринять проблемы пациентов и выказать им свое участие и сострадание. Она вышла замуж и дала жизнь трем детям, отдавая им все свое время, поскольку работа мужа была связана с частыми поездками.

Дракон мученичества увидел в замужестве женщины отличное поле деятельности, на котором ему было где разгуляться. Под грузом ответственности, давившим ее все прежние годы, Камила не ощущала радости в жизни. Поскольку муж ее часто отлучался из дому, она воспитала в себе глубокую на него обиду, но никогда не выказывала открыто переполнявшие ее чувства. Она страдала молча, но умудрялась продемонстрировать мужу свое раздражение, отказываясь насладиться их совместным отпуском и делая все, чего он хотел, в самой безрадостной манере, включая их интимную близость. Муж чувствовал себя наказанным, не понимая при этом, в чем его вина. Он оставил свои поездки и постарался сделать жизнь супруги более радостной и счастливой. Он прошел курс психотерапии, развил в себе повышенную восприимчивость и чувствительность и постарался больше времени уделять заботе о детях, в чем бы она ни заключалась. Он не мог понять, чего еще хотела от него жена и что может сделать ее счастливой. Он чувствовал себя как под пыткой.

Он предлагал забрать с собой детей, чтобы она могла спокойно пройти курс предписанного ей массажа, но Камила всегда отказывалась. Тогда он приобрел ей оплаченный абонемент и отдал ей квитанцию, но она сделала вид, что забыла, и посвятила весь день уборке комнаты. Он повел ее отдохнуть в хороший ресторан, но Камиле, конечно, блюда не понравились и она немедленно почувствовала боль в желудке, отчего впечатление от романтического вечера было испорчено. Он решил устроить им проведение отпуска на Гавайях, но Камила испытывала дрожь в коленях перед столь дальним путешествием, поэтому им в последний момент пришлось сообщить о своем отказе, и деньги, заплаченные за предполагаемое проживание в гостинице, пропали зря. В другой раз он запланировал для них поездку в Мексику, но Камила взяла на себя работу в сверхурочное время, и мужу пришлось ехать с детьми одному. Когда они вернулись, она выплеснула на них целый поток жалоб о том, как много ей пришлось работать, пока они развлекались.

Что касается самой Камилы, она чувствовала, что муж никогда не делал достаточно для того, чтобы загладить свою вину. Он каким-то образом никогда не любил ее так, как она хотела быть любимой. Она действительно считала, что если бы он любил ее по-настоящему, он бы выяснил, как следует выказывать ей свою любовь, но поскольку она, конечно, не могла сказать мужу, чего она хочет, она ничего ожидаемого от него и не получала. Основная ее манера поведения заключалась в том, что «если бы ты меня любил, я была бы счастлива, но ты меня не любишь, и поэтому я несчастна».

В конце концов муж Камилы подал на развод, и она оказалась без его материальной поддержки. Только теперь она смогла заглянуть в себя и начала постепенно осознавать, что все это время находилась в когтях терзающего ее дракона. Дети выросли, и у нее появилось больше времени, которое она могла посвятить развитию определенного личного опыта. Она начала посещать занятия в группе нуждающихся в терапевтической поддержке и оказалась достаточно развитой, чтобы убедиться в существовании своего дракона и вступить с ним в противоборство за обладание собственной личностью. Поначалу она старалась вызвать к себе сочувствие посещающих занятия своими жалобами и слезами и попыталась вызвать у всей группы чувство вины за ее мучения, но ей это не удалось. Она так отчаянно нуждалась в поддержке, что не решилась восстанавливать против себя всю группу и смирилась со сложившейся ситуацией. Постепенно ее усилия, направленные на освобождение от влияния чудовища, начали давать положительные результаты. После того как она смогла взять на себя ответственность за свое поведение и ту роль, которую она играла в укоренении и развитии собственных страданий, она начала возвращаться к нормальной жизни. Битва за освобождение ее личности от чудовища успешно продолжалась, и она впервые за долгие годы осознала возможность существования другой жизни, полной радости и удовольствия.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Семь ступеней развития дракона мученичества

В развитии чудовища эти семь ступеней вовсе не обязательно должны располагаться в хронологическом порядке.

  • Первая ступень: ребенок чувствует проявление своего самоутверждения нежелательным.
  • Вторая ступень: ребенок чувствует себя связанным по рукам и ногам.
  • Третья ступень: ребенок учится сдерживать свой гнев.
  • Четвертая ступень: ребенок учится искать виновного.
  • Пятая ступень: ребенок заставляет окружающих почувствовать себя виноватыми.
  • Шестая ступень: ребенок страданием одерживает победу.
  • Седьмая ступень:ребенок делится обидами не с тем, с кем нужно.

Первая ступень: ребенок чувствует проявление своего самоутверждения нежелательным.

Ребенок узнает, что его родителей почему-то не радует его естественное стремление к росту и развитию. У него рождается мысль: «Со мной что-то не в порядке. Я, кажется, являюсь причиной страдания окружающих и, боюсь, не заслуживаю их любви. Я, наверное, действительно не представляю собой никакой ценности». Толчком для начала развития дракона мученичества служит страх ребенка перед отсутствием проявления к нему любви. Этот страх основывается на ломающей личность ребенка реакции родителей, которая начинает восприниматься им уже после первого года жизни. До этого времени конфликт не разрастался, но с развитием двигательных способностей ребенка и началом проявления им самоутверждения рождаются и первые проблемы. Со дня появления на свет и до настоящего момента ребенок проделывает колоссальный путь в своем развитии. Он переходит от состояния полной зависимости к проявлению независимости. Он больше не идентифицирует себя с матерью и начинает заявлять о своей самостоятельности как отдельная полноценная личность. Этот переход к самостоятельности является проблематичным для родителей, поскольку несет с собой не только больше хлопот с подрастающим малышом, но и служит вызовом их авторитету и власти над ребенком. Если «мамочка и папочка» не уверены в своем авторитете, они будут всячески противодействовать попыткам ребенка к самоутверждению и будут стремиться удержать над ним контроль.

Несомненно, многие события могут оказать влияние на родительское стремление к подавлению развития ребенка: стесненность в материальном плане, отсутствие постоянной работы, усталость, проблемы со здоровьем, наличие в семье больных детей, война или развод. Таким образом, родители не всегда заслуживают безусловного порицания за развитие в ребенке ощущения нежелательности проявляемого им самоутверждения. Они лишь вносят свой весьма существенный вклад в тот набирающий размах процесс, который называется жизнь.

Вывод и принятое решение:«Со мной не все в порядке. Меня не любят».

Вторая ступень: ребенок чувствует себя связанным по рукам и ногам.

Ребенок видит, что если он проявляет попытку самоутверждения, он вызывает всеобщее порицание, если не проявляет — не может развиваться дальше.

Отдельные, одноразовые инциденты, связанные с несправедливым наказанием или окриком со стороны родителей или старших братьев и сестер, не ведут к зарождению в ребенке дракона мученичества. Чудовище укореняется в его душе, когда эти инциденты принимают систематический характер, становятся отражением царящей в доме атмосферы.

Мученичество порождается ощущением загнанности в угол при отсутствии каких-либо альтернатив. Вот почему у мучеников столь распространена фраза: «Да, но…» в ответ на любое сделанное им предложение. Они настолько остро ощущают себя оказавшимися в западне, что просто не в состоянии найти выход из складывающейся ситуации. Это вынуждает их отвергать все возможные варианты, к великой досаде и раздражению людей, старающихся помочь им найти выход из тупика. Мученик способен в очень короткий срок свести на нет усилия любого терапевта. Когда же терапевт в отчаянии опускает руки, мученик в очередной раз чувствует себя невинной жертвой и испытывает обиду за недостаточную эффективность предложенной ему помощи. Они являются именно тем, что покойный Фриц Перле называл «охотниками на медведей». Действительно, мученики обладают такой мощью и натиском в проведении своей политики, что способны сокрушить даже медведя.

Вывод и пришитое решение:«Жизнь — это западня. И я в нее попался».

Третья ступень: ребенок учится сдерживать свой гнев.

Ребенок оставляет попытки самоутвердиться, видя, что развитие его самостоятельности приводит к самым нежелательным последствиям. Со временем, становясь взрослыми, они приобретают большую стойкость, терпеливость и способны перенести практически любое разочарование в результате неблагоприятно сложившейся ситуации. Они постоянно ожидают, что за их спиной вот-вот захлопнется невидимая дверца западни, в которую завели их обстоятельства, и поскольку они неизменно пребывают в подобном состоянии, они и находят то что ищут. Испытываемый ими при этом гнев обращается в переполняющее их чувство обиды, которое они выражают не прямо и, возможно, далеко не сразу.

Этот гнев часто подрывает здоровье мучеников, доводя их до больничной койки или до серьезных недомоганий, испытывая которые они ощущают себя еще больше загнанными в угол Они склонны демонстрировать свои болезни, заставляя окружающих испытывать к ним сочувствие за их тяжкие мучения. Однако хорошо известно, что они отвергают предлагаемую им помощь и нередко продолжают работать, даже будучи действительно больными. Именно поэтому мученики являют собой блестящий пример принесения себя в жертву и покорности. Это единственное, что питает сейчас дракона мученичества, поскольку для человека на горизонте уже маячат другие награды, которые понуждают его продолжать путь в том же направлении. К примеру, родители могут пользоваться высоким уважением среди церковных прихожан или членов своего сообщества, но те, кто вынужден с ними жить, испытывают настоящие мучения.

Вывод и принятое решение:«Никогда больше не буду пытаться самоутвердиться или бороться за то, чего хочу».

Четвертая ступень: ребенок учится искать виновного.

Ребенок учится избегать чувства собственной никчемности, ища причину испытываемых страданий в окружающих его людях или складывающихся обстоятельствах. Как бы ни развивались события, у ребенка, которого всегда порицали и требовали быть «хорошим» за его опрометчивое появление на этом свете, всегда найдется повод для гнева и раздражения. Ему пришлось вынести столько душевных ран и самого унизительного обращения. Но в наибольшей степени начинает разрушаться его жизнь, когда он привыкает к стремлению перекроить сложившуюся ситуацию, обвиняя в своих неудачах окружающих и считая их такими же недостойными, как он сам.

Иными словами, под влиянием дракона мученичества человек учится поступать с окружающими таким же образом, как поступили с ним самим. Когда они обвиняют других, они тем самым уходят от ответственности и одновременно лишают себя возможности сделать какие-либо перемены в своем характере и вернуться к нормальной жизни. Следовательно, как и в отношении остальных драконов, мученичество больше создает человеку проблем, чем помогает их решать. Фактически оно порождает в человеке наиболее сильные страхи — ощущение своей никчемности и загнанности в безвыходную ситуацию.

Людей, осыпающих вас потоком жалоб и обвинений, никто не любит. Окружающие быстро теряют терпение и, чувствуя на себе за это вину, стремятся поскорее избавиться от такого человека. К примеру, дети стараются держаться как можно дальше от своих престарелых родителей — инвалидов, донимающих их своими жалобами и поисками сочувствия. Дети считают таких родителей никчемными.

Вывод и принятое решение:«Во всем виноваты окружающие. Дай им это понять».

Пятая ступень: ребенок заставляет окружающих почувствовать себя виноватым.

Месть сладка. Под влиянием дракона мученичества ребенок учится заставлять окружающих платить ему за все перенесенные страдания, но добивается этого не прямым способом. Он отвергает удовольствия и приносимые ему извинения. Фактически он учится не прощать — никому, ничего.

Его стратегия состоит в том, чтобы заставить окружающих осознать, какой вред они ему причинили. Его усилия направлены на создание у окружающих ощущения вины и понимания того, что загладить ее им никогда не удастся. Таким образом, окружающие всегда будут чувствовать себя виноватыми. Многие из тех, кого терзает дракон мученичества, прибегают к попыткам покончить жизнь самоубийством, чтобы заставить окружающих испытывать вину и страдания в еще большей степени. Однако их демонстративные попытки распрощаться с жизнью редко заканчиваются драматически. Они не из тех, кто действительно решил свести счеты с жизнью. Они знают, что им лучше остаться в живых и посмотреть, как страдают из-за них другие. Некоторые мученики, правда, действительно убивают себя. Но не потому, что они к этому стремились: просто что-то пошло не так, как они рассчитывали, и им поздно пришли на помощь или поздно обнаружили. Еще более эффективным является сценарий, по которому мученик провоцирует в ком-либо из окружающих желание убить его и дает ему возможность совершить покушение, происходящее, как правило, при свидетелях. В этом случае мученик может отправить покушавшихся в тюрьму. Такие покушения тоже, как правило, не заканчиваются смертельным исходом, зато потенциальный убийца приходит в ужас от одного сознания того, что мог решиться на подобное. Но в этом нет ничего удивительного: мученики способны даже самого спокойного человека довести до белого каления. Вот почему в Древнем Риме тысячи зрителей с одобрением наблюдали за тем, как львы набрасываются на мучеников и терзают их на арене Колизея. «Они получили то, о чем просили», — считали римляне.

Непреложным фактом является то, что, оставляя не прощенными сыновей, дочерей, мужей, жен, родителей и друзей, дракон мученичества подвергает их постоянной пытке. Когда ребенок ощущает себя мучеником по отношению к своей матери или отцу, он может чувствовать себя не прощенным за сам факт своего рождения. Он может всю жизнь отдать на ублажение родительских прихотей, но так и не заслужить прощения.

Мученики используют очень эффективную стратегию в поддержании в окружающих чувства вины: они не позволяют посторонним увидеть себя радостными и смеющимися. Это может означать и то, что они действительно не испытывают никакого удовольствия в жизни, и то, что они весьма изобретательно лишают в данный момент удовольствия всех остальных. У дракона мученичества хватает в арсенале хитроумных трюков, чтобы взять реванш. Мученики «совершенно случайно» заболевают, попадают в аварии, неудачно вкладывают или теряют деньги, беременеют, обжигаются или подвергают свои дома опасности пожара. Этот список можно продолжать бесконечно, поскольку творческая изобретательность мучеников поистине не знает границ.

Вывод и принятое решение:«Заставь окружающих почувствовать вину за то, что я ощущаю боль».

Шестая ступень: ребенок страданием одерживает победу.

Подсознательно ребенок, терзаемый мученичеством, учится избирать ситуации, ведущие его к познанию опыта страдания. Позднее в жизни он словно специально делает наиболее опасный выбор, ведущий его от одной катастрофы к другой.

Это настоящая трагедия, дирижируемая драконом мученичества, поскольку страдание становится смыслом жизни. Оно превращается в назойливую привязанность, излечиться от которой чрезвычайно сложно. Опыт удовольствия становится для таких людей угрожающим, и происходит это по двум причинам. Во-первых, опыт удовольствия несет с собой опасение потерять внимание окружающих, стать для них никчемным. А во-вторых, удовольствие угрожает столь тщательно соблюдаемой политике поддержания в окружающих чувства вины перед мучеником и стремления ее компенсировать. Если люди увидят мученика развлекающимся, они скорее всего скажут: «Ну вот, теперь наконец-то с ним все в порядке. Ему больше не нужно уделять особое внимание. Теперь я могу больше не переживать за то, что дурно обращался с ним в прошлые годы». Одержать победу путем страдания — значит заставить окружающих испытывать еще большие страдания. Дракон мученичества делает так, что страдает не только его жертва, но и все, кто ее окружает. К несчастью, мощь этой стратегии столь велика, что способна поражать одно поколение за другим, охватывая культуры целых государств.

Вывод и принятое решение:«Своим страданием я могу одержать победу».

Седьмая ступень: ребенок делится обидами не с тем, с кем нужно.

Ребенку-мученику необходимо иметь отдушину для выхода накапливающейся в нем обиды и отчаяния, поэтому он жалуется людям, которые ничем не могут помочь в решении его проблем. Позднее в жизни братья, сестры, супруги, соседи и приятели становятся теми избранниками, кому приходится выслушивать бесконечные излияния о преследующих мученика несчастьях. К примеру, жена может ежедневно выслушивать истории о том, какой ужасный человек шеф ее мужа, но на ее предложения поговорить с ним у мужа тут же находится тысяча причин, почему этого делать не следует.

Еще детьми этих людей наказывали за попытку самоутверждения, и они очень быстро научились избегать разговоров с теми, кто причиняет им страдания. Они открыли для себя, что гораздо безопаснее выпускать пар перед людьми, которые будут выражать им сочувствие. По отношению к тем, кто их притесняет, они занимают позицию терпеливого, молчаливого страдальца. Они всегда считаются с людьми, причиняющими им боль.

Обычно такие люди настолько привязаны к своим притеснителям, что не оказываются способными без них жить. Когда уходит один притеснитель, на его месте туг же появляется другой. Близкие, друзья и знакомые доподлинно знают, как тяжела жизнь таких страдальцев, и испытывают искреннее негодование по поводу бесчувственности его супруги. Они покачивают головой и вздыхают: «Бедный парень, и как он только способен выносить эту дрянь, свою жену. Он столько работает, а она ни во что его не ставит. Постоянно шатается с какими-то мужчинами». Однако постепенно кое-кто из друзей узнает ситуацию получше. «Ничего удивительного, что она старается держаться других мужчин, — приходят они к заключению. — Он и так ее уже извел. Кто вообще способен долго выносить этого мученика? Строит из себя жертву!»

Эти жертвы пытают своих обидчиков, бросая на них злобные взгляды, демонстративно отказываясь от увеселений и уничтожая их репутацию в глазах окружающих. Таким образом, мученики постепенно превращаются в садистов. В каждом мученике непременно присутствует нечто от садиста, и наоборот. Вот почему притеснители не уходят. В каждом из них тоже имеется нечто от мученика.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Большая ложь дракона мученичества

Дракон мученичества хочет заставить своих жертв поверить, будто во всем, что бы ни случилось, виноват кто-то другой. Всегда найдется кто-то ответственный за их страдания. Мученики хватаются за эту мысль, и многие из них действительно в нее верят. Однако в глубине души в справедливость этой мысли не верит ни один из них. Они уверены, что подвергаются издевательствам потому, что они действительно ни на что не годные ничтожества. Поэтому вовсе не важно, в каком количестве и на чью голову они выплескивают свои жалобы и проклятия: на самом деле они убеждены, что ничего иного, кроме этой низкой, убогой жизни, они не заслуживают. Дракон мученичества весьма потешается над этими искуснейшими измышлениями и наслаждается каждым моментом разворачивающегося у него перед глазами величайшего представления.

Однако самому мученику увидеть это очень трудно. Он будет с запальчивой горячностью отвергать любые подобные предположения. Когда же, припертый к стене, он вынужден будет признать испытываемое им чувство собственной никчемности, он все еще будет продолжать обвинять в этом окружающих. И это не единственное проявление их способности вести жизнь, полную парадоксов. Эта привычка во всем обвинять кого-то другого, пожалуй, является наиболее устойчивым моментом, позволяющим дракону мученичества прочно удерживать жертву в своих когтях.

Дракон меняет свое обличие: мученичество перерастает в нетерпеливость.

Поскольку люди-мученики постоянно накапливают в себе гнев, испытываемое ими напряжение способно доходить до уровня, при котором они не способны больше себя сдерживать. Когда это происходит, накапливаемый гнев выплескивается наружу, и над человеком берет верх дракон нетерпеливости — извечный компаньон дракона мученичества. В эти мгновения мученики дают волю своим эмоциям, не в силах отдавать себе отчет в том, что на самом деле происходит. Они, как правило, разражаются гневными тирадами. Иногда, однако, их напряжение может быть настолько сильным, что они не выдерживают клокочущей в них ярости и ударяются в слезы. Эта небольшая интермедия длится обычно очень недолго, после чего бразды правления снова возвращаются к дракону мученичества. Чудовище не может позволить, чтобы запасы внутренней энергии его жертвы выплескивались наружу в форме откровенного бунта.

Иногда мученики внезапно принимают решение бросить работу или супругу, но поскольку они заранее не планируют своих действий, все, возвратившись на круги своя, становится хуже, чем прежде, и мученики еще острее ощущают себя зажатыми в угол. Могут они и закончить свою жизнь на улице, бездомными, без семьи и без детей, что происходит, если они заранее распланировали свои действия, средства и заручились поддержкой родственников, знакомых или сообществ, с которыми они поддерживают какие-то связи. Так проявляется работа в паре драконов мученичества и нетерпеливости.

Как дракон мученичества ловит в сети свои жертвы: отрицание собственных потребностей.

Люди, терзаемые этим драконом, испытывают крайнюю потребность в проявлении к ним всяческого внимания, симпатии и эмпатии, чтобы залечить нанесенные им и продолжающие кровоточить раны, доставляющие им мучительные страдания. Проблема в том, что для них является практически невозможным признать испытываемую ими потребность. Дракон мученичества настолько прочно удерживает их в своих сетях, что просто не позволяет им этого. Сетями является, конечно, страх — страх перед тем, что люди, узнав о чудовищной степени испытываемой ими потребности, испугаются и откажутся иметь с ними дело.

При всем этом терзаемые драконом мученичества очень эмпатичны и способны быть любящими и добрыми, когда их не осаждает чудовище. Однако им очень трудно сказать правду о своих потребностях и желаниях. В глубине души мученики отчаянно хотят быть приглашенными на пикник, сколь заурядным бы он ни оказался. Они хотят любви и внимания, которые приходят только в окружении людей. Тем не менее они мучительно опасаются проявить свои чувства, поскольку еще в детстве их безжалостно наказывали за попытку выразить свои желания. Именно с тех пор они ощущают себя никчемными, брошенными и вынуждены зарабатывать проявления любви горькими жалобами и демонстрацией страданий.

Поэтому, когда родственники или знакомые приглашают их на пикник, они неизменно отказываются, ссылаясь на занятость. «Поезжайте сами, — говорят они. — Хорошенько проведите время. А мне еще слишком многое нужно сделать». Если же знакомые проявляют настойчивость, мученики принимают приглашение, делая при этом вид, что они всего лишь уступают уговорам, и ни в коем случае не позволяя окружающим догадаться, насколько они сами этого хотели. «Ну что ж, — пожимают они плечами, — если вы этого действительно хотите, я, пожалуй, поеду. Но только для того, чтобы вы на меня не обижались». В действительности их слова следует растолковывать следующим образом: «Я очень хочу поехать. Я отчаянно надеялся, что вы станете меня упрашивать, и очень рад, что так и произошло. Спасибо вам, спасибо, спасибо!» Но произнести это вслух будет слишком унизительным, угрожающим принятой ими стратегии.

Другие люди могут не настаивать на своем предложении. «Ну что ж, хорошо, — скажут они. — Оставайтесь дома и занимайтесь делами. Мы поедем на пикник без вас». В этом случае мученик чувствует себя брошенным и уничтоженным. Зато дракон в его душе празднует победу. Вернувшихся же с пикника дома ожидает настоящий ад. Их подвергнут наказанию скорбными взглядами и непрямым проявлением обиды, выражающейся в демонстрации болей в спине и результатов работы, проделанной «пока все остальные развлекались». На прямой вопрос мученик обязательно ответит: «Нет, я не жалуюсь. У меня нет на это времени — работы непочатый край».

Страдания мученика порождаются их колоссальной потребностью в сострадании, внимании и любви. Вторым источником страдания служит страх перед возможностью осознания окружающими испытываемой ими потребности, поэтому вое их усилия направлены на ее тщательнейшее сокрытие от посторонних глаз. Вместо этого их политика направлена на то, чтобы заставить окружающих убедиться в собственной бессердечности, отсутствии сострадания и любви и породить в них ощущение вины и стремление ее загладить. Порочный круг, таким образом, замыкается.

Приручи своих Драконов, Хосе Стивенс, психология, драконы, личность, комплексы, книги, о психологических комплексах, уровень зрелости, тесты, самопознание, самосовершенствование, упрямство, нетерпеливость, мученичество, жадность, высокомерие, саморазрушение, самоуничижение, развитие личности, психологические практики, http://psy.parafraz.space/,

Степень зрелости и Дракон мученичества

  • Уровень грудного младенца:к райняя степень проявления жертвенности.
  • Уровень малыша, делающего свои первые шаги: послушный баран в общественной жизни и пешка в чужой игре.
  • Уровень подростка: мученик, контролируемый финансовыми проблемами.
  • Уровень юноши: политический мученик.
  • Уровень взрослого человека:умеренное стремление к жертвенности.

Мученичество на уровне зрелости грудного младенца.

На этом уровне зрелости дракона мученичества люди придерживаются установки, отличающейся крайним проявлением жертвенности с их стороны и абсолютным отсутствием чувства ответственности за свои поступки. Большинство из них оказываются в конце концов в стенах тюрьмы, где они подчиняются более напористыми заключенными, использующими их в собственных интересах. Здесь основным устремлением мученика является желание выжить.

Мученичество на уровне зрелости малыша, делающего свои первые шаги.

На этом уровне находятся все, кто позволяет взять над собой власть безжалостным культовым лидерам, социопатическим, человеконенавистническим религиозным предводителям и требующим беспрекословного повиновения диктаторам. Где бы ни вели себя люди как бараны, позволяющие этим пользоваться окружающим, — везде наблюдается влияние дракона мученичества, действующего на этом уровне. Сюда же относятся мученики, беспрекословно идущие на смерть на полях войны без достаточного вооружения и амуниции, поскольку командиры используют их исключительно ради собственных политических интересов. На уровне зрелости малыша, делающего свои первые шаги, наблюдается бездумность и беспрекословность в механическом принесении себя в жертву чужим интересам.

Многие мученики являются добровольными жертвами медицинских учреждений. Это жертвы не отличающихся необходимостью пластических операций, подопытные морские свинки, позволяющие пичкать себя наркотиками и медикаментами с чудовищным побочным эффектом, бездумные дети общества, привыкшие во всем следовать указаниям врача. Эти люди позволяют грабить себя институтам и учреждениям социальных структур, которым они всецело доверяют, не потрудившись задуматься над тем, чем именно обосновано их доверие. Сюда относятся и те, кто много лет отдал беззаветному упорному труду, веря, что их компания позаботится о достойном пенсионном обеспечении, но обнаружил, что пенсия оказалась столь мизерной, что едва позволяет сводить концы с концами. Многие из этих людей способны разглядеть тревожные приметы сегодняшнего дня, но оказываются не в состоянии задавать какие-либо вопросы и действуют сообразно требованиям времени, лишь бы как-то обезопасить себе жизнь.

К этой категории отличающихся развитием малыша мучеников следует отнести и тех, кто приобретает себе дома по соседству от разрастающихся городских свалок, в зонах повышенного сейсмического воздействия или в местах, подверженных наводнениям, поскольку они автоматически, бездумно верят, что пользующаяся авторитетом компания, продающая им дом, непременно позаботилась об их безопасности и не может допустить ошибки. Наблюдения же за дальнейшей судьбой этих людей убеждают в обратном: их жизнь оборачивается сплошной цепью неудач, в которой одна катастрофа следует за другой.

Повсеместно встречаются люди с ограниченными денежными средствами, которым удается избежать многочисленных несчастий, поэтому трудно утверждать, будто отсутствие финансов само по себе всегда является источником жизненных проблем. Хотя многие люди действительно рождаются в условиях крайней бедности, некоторые доходят до нищеты вследствие действий дракона мученичества. Бедность служит плодороднейшей почвой для развития этого злобного чудовища и не только его: все драконы так или иначе ведут человека к нищете.

Мученичество на уровне зрелости подростка.

Как и в случае с драконом самоуничижения, дракон мученичества не играет решающей роли из-за самой природы, на которой основывается деятельность человека взрослого, оставшегося подростком. И тем не менее дракон мученичества находит себе лазейку на каждом уровне зрелости. Там, где на предыдущем уровне люди испытывают мученичество в основном принося себя в жертву бессознательно, человек с уровнем зрелости подростка старается выставить черты своего характера на всеобщее обозрение и сознательно стремится привнести в свою жизнь определенного рода несчастья. Он использует мученичество в качестве способа удержать своих детей под контролем и заставить их уделять себе повышенное внимание. Он может начать жизнь с миллионом долларов и драматическим образом потерять их в результате целой серии действий, обеспечивающих им сердечное внимание и сочувствие окружающих. Мученичество на уровне зрелости подростка — это не цепь регулярно сменяющих одна другую катастроф, преследующих мученика из предыдущего уровня, строящего себе дом на берегу реки, подверженной наводнениям; это результат сознательных усилий, воспринимаемых окружающими как личная драма. Это не жертва землетрясений или цунами, имущество которых то и дело смывает в море разбушевавшаяся стихия. Это, скорее, тип престарелой вдовы, сокрушающейся о том, что ее богатства не способны обеспечить ей достойную помощь и уход и остающейся на выходные в компании собак, потому что не успела сделать себе маникюр. Она чувствует, что сыновья навещают ее недостаточно часто и сознательно разрушают ее жизнь, предпочитая становиться взрослыми и самостоятельными.

Мученичество на уровне зрелости юноши.

На этом уровне дракон мученичества предстает во всем своем блеске, поскольку для него открывается безграничное поле деятельности. Юноши-мученики могут с полным основанием во всеуслышание заявлять, что никто их не понимает или что жизнь полна мучений в самой своей основе. Хотя через подобный этап развития проходит каждый юноша, но лишь те из них, кого терзает дракон мученичества, используют эти чувства для драматизации своей идентификации с жертвой.

Мученики на этой стадии развития склонны обосновывать свою жертвенность складывающимися обстоятельствами. Они готовы навсегда отправиться в тюрьму по малейшим своим политическим убеждениям. Они ложатся на рельсы или под гусеницы танков, чтобы продемонстрировать несправедливость ситуации. Не каждый, склонный к подобным действиям, направляется драконом мученичества. Некоторые из них — настоящие герои, храбрости которых обязаны происходящие в мире колоссальные перемены. Взрослые юноши-мученики — те, кто настойчиво ищет и находит наиболее драматические сценарии, где они с максимальной наглядностью могли бы продемонстрировать свое мученичество. Повод или суть дела интересует их меньше, нежели собственные действия. Их гонит под танки склонность к принесению себя в жертву, а не суть развивающихся событий. Человек на уровне зрелости юноши способен дать себе объективную оценку. Усилием воли и самодисциплиной он может избавиться от терзающего его дракона. Однако награда, получаемая ими за проявление мученичества, столь высока и притягательна, что они отвергают попытки окружающих предоставить им освобождение из лап чудовища.

Мученичество на уровне зрелости взрослого человека.

На этом уровне дракон мученичества стремится уйти в подполье и не появляться излишне часто под взглядами окружающих. Он ведет свою подрывную работу тайно, исподтишка, превозмогая сопротивление терзаемого им человека. Когда этот процесс дает о себе знать внешними проявлениями, человек зачастую способен распознать чудовище и объявить ему войну. Взрослый мученик отдает себе отчет в том, какое влияние оказывает на него дракон, но, даже страдая от его разрушительного воздействия, он — хотя и не полностью — подчиняется его воздействию.

Взрослый мученик осознает таящуюся в его душе глубокую обиду за несправедливости, которые ему пришлось пережить. Признает он и свойственное ему ощущение пойманности в сети дракона, заставляющие его уступать и поддаваться, хотя он мог бы от них и избавиться. Подобное осознание помогает уничтожить дракона, но задача эта не из простых.

Окружающие могут не отдавать себе отчет в существовании терзающего их соседей чудовища, но взрослые мученики в его наличии не сомневаются. Мученичество не приносит им большого вознаграждения, поскольку они лишены удовольствия восприятия со стороны окружающих сочувствия и симпатии. Взрослые мученики способны лишь испытывать чувство жалости к самим себе, но и в этом случае они прекрасно осознают, чем именно оно вызвано.

27